Иванов Валерий Борисович

официальный сайт писателя

Советские экранопланы

К 1985 году Советский Союз имел мощный флот десантных кораблей, способных доставить части морской пехоты в любой уголок земного шара, но и этого адмиралам было мало. Поскольку по количественным параметрам морская пехота ВМФ СССР безнадежно отставала от американских «marines», исправить положение пытались за счет нетрадиционных решений. Выше уже говорилось о проектах транспортно-десантных подводных лодок для скрытной транспортировки к вражеским берегам морской пехоты со штатной техникой. Но это было еще не все.
В обстановке полной секретности советская военная промышленность готовила неприятный сюрприз мировому империализму. Все силы конструкторского бюро Р.Е. Алексеева (1916 — 1980), раньше занимавшегося созданием кораблей на подводных крыльях, были брошены на доведение до ума принципиально новой транспортно-десантной машины — экраноплана проекта 904 «Дракон», получившего в дальнейшем лирическое наименование «Орленок» (название, видимо, навеяла песня про орлят, которые учатся летать).
Новый советский экраноплан по своим размерам уступал «каспийскому монстру» — экспериментальному кораблю-макету, построенному в середине 60-х годов для отработки конструкций экранопланов. Его длина составляла 58 метров против 92-х у последнего, размах крыла — 31 метр (КМ — 37 метров). Высота машины в области киля была на шесть метров меньше, чем у КМ — 16 метров.

orlienok1
«Орленок» с самого начала проектировался как транспортно-десантное средство для военно-морского флота. Конструкторы к тому времени уже накопили солидный опыт создания и опытной эксплуатации гигантских экранопланов, можно было переходить к строительству серийных транспортно-боевых машин, подобных которым не имела ни одна страна в мире.
Командование советского ВМФ возлагало на «Орленка» большие надежды, рассчитывая использовать подобные машины в качестве эффективных десантно-высадочных средств. Высокая скорость передвижения, внезапность появления у вражеских берегов, способность преодолевать минные постановки и противодесантные заграждения, должны были по мысли адмиралов, восхищенных новинкой, обеспечить им возможность захвата плацдармов на хорошо защищенном побережье противника.
Адмирал С.Г. Горшков еще в 1976 году в своей книге «Морская мощь государства», давая оценку силам и средствам современного военно-морского флота, довольно неожиданно даже для специалистов, уделил много внимания столь экзотическим летательным аппаратам (или кораблям?), как экранопланы. Ведь абсолютное большинство советских граждан никогда ничего не слышало о каспийских экспериментах Алексеева, и вообще с трудом представляло себе, что это за диковинный «зверь», летающий над морями и океанами, но «низенько-низенько». Естественно, адмирал постоянно ссылался на западные конструкции, ни словом не обмолвившись о советских. Военную тайну у нас хранили свято. Но предоставим слово адмиралу Горшкову:
«В области экранопланостроения за рубежом определены научно-исследовательские и технические проблемы, касающиеся главным образом создания океанских транспортных экранопланов. Всего построено немногим более десяти летающих моделей экранопланов и создан ряд проектов экранопланов массой от 100 до 2000 тонн. Хотя опыт строительства и эксплуатации этих кораблей еще недостаточен, уже сейчас можно видеть перспективность этого направления. По' сравнению с кораблями на воздушной подушке, экранопланы будут обладать большей скоростью хода или, точнее, полета при меньших затратах энергии, а следовательно, при прочих равных условиях и большей дальностью действий. Кроме того, они способны преодолевать препятствия значительной высоты.

orlienok2
Таким образом, в настоящее время во многих странах с большим размахом ведутся работы по реализации последних достижений науки и техники в области надводного кораблестроения. Создание кораблей с динамическими принципами поддержания уже стало реальностью (еще бы — ведь «каспийский монстр» уже более десяти лет парил над просторами Каспия!).
Несомненно, что массовое появление таких кораблей в составе флотов увеличит их боевые способности, надводные силы смогут успешнее решать боевые задачи и приобретут совершенно новые качества»
Интересно то обстоятельство, что адмирал Горшков сведения об экранопланах поместил в раздел «Надводные корабли», тем самым надолго определив им место среди боевых кораблей ВМФ, а не авиации. Эго в дальнейшем создало множество проблем конструкторам, а также пилотам и механикам, эксплуатировавшим экранопланы.
Как видим, советские адмиралы серьезно и заинтересованно отнеслись к летающей новинке, родившейся и существовавшей на границе воздушной и морской стихий.
Их привлекли потенциально высокие боевые возможности экранопланов в качестве десантно-высадочных средств, способных внезапно (скорость до 400 км/час!) появляться у вражеских берегов и преодолевать любые противодесантные укрепления «потенциального противника».
Еще одним вариантом их боевого применения могло стать размещение на экранопланах комплексов управляемого ракетного оружия, делавшего их весьма опасными противниками надводных кораблей в любом месте и в любое время. Первым представителем этого семейства стал появившийся в конце 80-х годов экраноплан проекта 902 «Лунь», на «спине» которого установили шесть пусковых установок противокорабельных ракет «Москит».
Внешне, первый советский боевой экраноплан «Орленок» тоже напоминал самолет — те же фюзеляж, низкорасположенное крыло, вертикальное Т-образное оперение. Нижняя часть корпуса своими очертаниями была во многом сходна с гидросамолетами. В носовой ее части располагались гидролыжи, способные двигаться в вертикальной плоскости.
Сам корпус десантного «Орленка» делился на три части. В носовой части находился кабина экипажа из девяти человек, стартовые турбовентиляторные двигатели тягой по 10 тонн (расположены внутри корпуса под углом к его оси), отсек радиоэлектронного оборудования и антенна радиолокационной станции. Для погрузки десанта носовая часть фюзеляжа поворачивалась налево, образуя люк в грузовой отсек. В поворотной части также располагалась пулеметная установка с крупнокалиберным пулеметом «Утес».
В зависимости от предназначения, средняя часть корпуса могла использоваться как пассажирский салон или грузовая кабина. Масса перевозимого на борту груза — до 20 тонн. В хвостовой части были расположены агрегаты силовой установки, гидравлической и электрической систем. Крыло экраноплана выполняло много функций. Будучи герметичной водонепроницаемой конструкцией, оно обеспечивает положительную плавучесть летательного аппарата, создает подъемную силу и эффект экрана. Внутри него также находятся топливные баки.
Крейсерскую скорость до 350 км/час «Орленку» позволяет развивать главная силовая установка, состоящая, вопервых, из маршевого турбовинтового двигателя НК-12М К (такие же установлены на транспортном самолете Ан-22 «Антей» и стратегическом бомбардировщике Ту-95) мощностью около 15 тысяч лошадиных сил и, во-вторых, из двух стартовых турбовентиляторных двигателей НК-84К (устанавливались на пассажирском лайнере Ил-62).
Двигатель НК-12МК установлен на вертикальном оперении машины в перекрестии киля со стабилизатором. Подобная схема установки двигателя объясняется желанием конструкторов уберечь его от брызг морской воды при взлете и посадке, а также для снижения возможности засоления в результате воздействия аэрозолей морского воздуха. Двигатель приводит в движение тянущие соосные четырехлопастные винты АВ-90 диаметром шесть метров, вращающиеся в разные стороны.
Стартовые двигатели НК-8-4К, имеющие весьма ограниченный ресурс (всего 300 часов) экипаж включает только при взлете: при разбеге их струи с помощью поворотных газовыхлопных насадок направлены под крыло, создавая своеобразную воздушную подушку и поднимая экраноплан из воды, а при разгоне до крейсерской скорости — на горизонтальную тягу. Чтобы снизить аэродинамическое сопротивление, их воздухозаборники вписаны в общий контур носовой части «Орленка» перед фонарем кабины пилотов.
Первый полет эта уникальная машина совершила в 1972 году. На испытаниях над Каспийским морем «Орленок» показал прекрасные летно-технические качества: взлетал и садился при волнении моря до четырех баллов, совершал полеты с крейсерской скоростью до 350 км/час на высоте около двух метров. Дальность полета составляла более 1000 километров.
Машина имела универсальное базирование — экраноплан мог выходить для погрузки-разгрузки прямо на берег с уклоном до пяти градусов или же стоять на специальной плавучей понтон-площадке. Шасси «Орленка» было снабжено двухколесной поворотной передней и десятиколесной основной опорами, обеспечивающими движение по грунту, льду или снегу.
Не обошлось на испытаниях и без аварии. Во время одного из очередных полетов в 1975 году, когда на борту «Орленка» находилась многочисленная комиссия из сорока человек во главе с заместителем министра судостроения, экипаж отрабатывал взлет и посадку при небольшом волнении моря.
Пилот машины ошибся и неправильно рассчитал маневр при посадке и резко ударил машину о волну. Треск ломающихся конструкций свидетельствовал о том, что посадка вышла далеко не мягкая. Алексеев немедленно занял место пилота и повел машину как катер на базу, до которой было около 40 километров. «Орленок» благополучно выдержал длительный морской переход и своим ходом подошел к Каспийску. Взорам встречавших экраноплан на берегу людей открылась страшная картина — у машины не было хвостового оперения и кормы. Они остались где-то на просторах Каспийского моря, отвалившись при сильном ударе о водную поверхность.
Эта авария имела и положительную сторону — наглядно продемонстрировала высокую живучесть экраноплана. Не каждый летательный аппарат или корабль смог бы добраться до своей базы с подобными тяжелыми повреждениями. Но государственная комиссия причиной аварии назвала недостаточную прочность конструкции экраноплана, совершенно проигнорировав грубую ошибку пилота, и то обстоятельство, что накануне этого рокового полета летчики посадили «Орленка» на камни. И хотя машину тут же удалось благополучно снять, в корпусе образовались трещины, не замеченные механиками при подготовке к новым полетам.
Это ЧП сыграло роковую роль в судьбе десантных экранопланов. Число противников новой машины увеличивалось с каждым днем. Моряки считали его самолетом, а командование морской авиации доказывало обратное, и «Орленок», существовавший на границе моря и неба, оказался никому не нужным.

orlenok3
В 1980 году умер Ростислав Алексеев, через пять лет не стало адмирала Горшкова, верившего в потенциально высокие боевые возможности экранопланов. Новые люди в руководстве так уже не считали, и хотя по инерции работы продолжались (в ноябре 1979 года первый «Орленок» вступил в строй, а в 1984 году был официально принят на вооружение), министра обороны Соколова и нового главкома ВМФ Чернавина экранопланы не интересовали.
Мечте адмирала Горшкова о лихих атаках морской пехоты на быстроходных экранопланах, неуязвимых для мин и торпед, не суждено было осуществиться. После кончины Советского Союза четыре оcтавшихся «Орленка» влачат жалкое существование на Каспийском море, наполовину забытые и полностью — заброшенные.

Иванов В. Б.

Документальный фильм телеканала Россия "Советские экранопланы"

Энциклопедия ЧВВМУ им П. С. Нахимова

Энциклопедия

Полноцветное издание.   648 стр. 2500 фотографий. В приложении  указаны полные списки командиров, преподавателей и всех выпускников ЧВВМУ – 14 077 чел. 

Отзыв о книге

Мы используем надежный хостинг