Иванов Валерий Борисович

официальный сайт писателя

Десантно-транспортные подводные лодки

Идея десанта, высадившегося на берег из-под воды, впервые была практически опробована еще в 1938 году на Тихоокеанском флоте. Десять диверсантов вышли тогда на берег из подводной лодки Щ-112, легшей на грунт в бухте Улисс неподалеку от Владивостока. Выход осуществлялся с помощью дыхательных приборов ЭПРОН-4, через носовые торпедные аппараты лодки. На берегу они провели короткий огневой «бой», взорвали учебную цель и снова вернулись на лодку. В 1940 году аналогичный эксперимент был осуществлен на Черном море.
С тех пор идея не умирала, время от времени она будоражила воображение адмиралов картиной внезапной для противника высадки советской морской пехоты в окрестностях Стамбула или на побережье Великобритании.
Массовые воздушные десанты, после появления зенитно-ракетных комплексов и реактивной истребительной авиации, к тому времени отошли в прошлое, а вот подводный бросок к вражеским берегам вполне мог иметь успех.
Поэтому в пятилетний план советского военного кораблестроения на 1965 — 1970 годы отдельным пунктом была включена разработка проекта десантной подводной лодки. Она предназначалась «для скрытной перевозки и высадки морского десанта на необорудованное побережье противника; снятия десанта и раненых для эвакуации их на наше побережье или переброски в другие пункты побережья вероятного противника; снабжения боеприпасами, продовольствием и другими видами материально-технического обеспечения войск, действующих на приморских направлениях».
Дизель-электрическая подлодка проекта 748 водоизмещением почти 10.000 тонн (больше, чем у атомных стратегических ракетоносцев того времени!) и длиной около 160 метров, должна была принимать в свое чрево 470 морских пехотинцев, три плавающих танка ПТ-76 и два бронетранспортера БТР-60П. Для самообороны предназначались четыре 533-мм торпедных аппарата с боезапасом 16 торпед и зенитно-ракетный комплекс «Меч». Дальность плавания под РДП составляла 14000 миль, что позволяло доставить десант даже к берегам США.
Но время дизельных подводных лодок уже прошло, устройство РДП не могло обеспечить такому гиганту необходимую дальность плавания и скрытность. Проблему могла решить только атомная энергетическая установка, и проект 748 срочно переделали под нее.
Атомная транспортно-десантная подводная лодка проекта 748 (вариант IV) имела уже водоизмещение 11000 тонн, и могла принимать на борт 300 морских пехотинцев, десять плавающих танков и десять бронетранспортеров. Дальность плавания увеличилась (на бумаге) в три раза до 30000 миль. Подводная автономность с десантом на борту составила 720 часов (30 суток).
Но и этот интересный, не имеющий аналогов в мировом судостроении, проект остался нереализованным, поскольку командование ВМФ увлеклось новой «гениальной» идеей — создать универсальный корабль: большую атомную десантно-транспортную подводную лодку, она же — минный заградитель. В 1967 году Совет Министров СССР  дал «добро» на ее разработку, и в конструкторских бюро закипела работа по проекту 717.
Основными «видами деятельности» нового подводного гиганта предполагались: скрытная доставка морских десантов и грузов в удаленные районы, эвакуация войск и раненых (воспоминания о печальной судьбе брошенных на произвол судьбы защитников Севастополя были еще свежи), постановка активных минных заграждений в удаленных районах Мирового Океана. Чуть позже добавились «спасение личного состава затонувших подводных лодок с помощью специальных спасательных снарядов», поскольку количество аварий советских лодок возрастало с каждым годом.

dtpl
Многообразие задач, для которых предназначалась подлодка проекта 717, дало неограниченные возможности полету фантазии конструкторов. В результате водоизмещение лодки достигло уже 18300 тонн, длина корпуса составила 190 метров, ширина — 23 метра.
Прочный корпус состоял из трех цилиндров: в среднем размещались вооружение корабля (шесть торпедных аппаратов и 32 переносных зенитно-ракетных комплекса «Стрела-3»), экипаж, десантники, энергетическая установка и оборудование; в двух боковых цилиндрах — техника десанта, грузы или запасные мины заграждения (250 морских пехотинцев, десять танков ПТ-76 и десять бронетранспортеров БТР-60П или 252 мины). Для высадки десанта предусматривались аппарели в носовой части. Дальность плавания составляла 30.000 миль.
Командование флота, очарованное уникальными способностями будущей подводной лодки, требовало ускорения работ. Идя навстречу пожеланиям адмиралов, министр судостроительной промышленности Б.Е. Бутома издал в сентябре 1969 года приказ о строительстве серии из пяти подводных лодок проекта 717 в Северодвинске на «Северном машиностроительном предприятии».
Однако дорогу уникальному подводному кораблю перешел тяжелый ракетный крейсер стратегического назначения «Акула» проекта 941, создание которого шло параллельно. Строить подводные корабли такого водоизмещения могло только северодвинское предприятие. После некоторых раздумий предпочтение отдали стратегическому ракетоносцу, а чертежи корабля проекта 717 легли на полки архива.
Драматические события 70-х годов убедили командование ВМФ в необходимости постоянного присутствия в составе оперативных эскадр частей морской пехоты, способных в случае необходимости выступать в роли «пожарной команды». Потому-то и началось строительство больших десантных кораблей типа «Иван Рогов», которые могли обеспечить такое присутствие в «горячих точках» планеты.
Интересной особенностью десантных сил советского ВМФ было наличие большого количества кораблей на воздушной подушке (КВП), что стало следствием убеждений главкома Горшкова:
«Корабли с динамическими принципами поддержаI ния в значительной степени лишены многих недостатков, свойственных водоизмещающим кораблям, таких, как большая уязвимость от торпедного и минного оружия, недостаточные скорости хода, ограниченность районов боевого использования по глубинам моря и по ледовой обстановке и т.д.
Главное тактическое свойство кораблей на воздушной подушке состоит в том, что они способны передвигаться над водной поверхностью и над сушей, в том числе над ледовым покровом, преодолевать мелководные районы, свободно переходить с воды на сушу, ледовый покров и обратно. Все это в сочетании с большой скоростью хода и высокой грузоподъемностью дает новым кораблям ряд весьма существенных тактических преимуществ».
По его мнению, КВП являлись идеальным средством высадки морских десантов, поэтому надо было построить их как можно больше. Уже в 1970 году ВМФ получил первый десантно-штурмовой корабль проекта 1232.1 «Джейран», способный доставить к месту высадки со скоростью 70 узлов (130 км/час) четыре плавающих танка ПТ-76 и 50 морских пехотинцев (или два танка Т-62 и 200 бойцов). Само название — десантно-штурмовой корабль — говорило о назначении новобранца морской пехоты: высадка передовых частей на необорудованное побережье с целью захвата плацдарма.
Правда, помимо многочисленных достоинств, о которых писал адмирал Горшков, у «Джейранов», да и у других КВП, имелся серьезный недостаток — ограниченная дальность плавания, составлявшая всего 300 миль (556 км), что не позволяло использовать их на большом удалении от баз. Основными районами их боевого применения могли стать Балтийское и Черное моря, тут они чувствовали себя, как рыба в воде. Всего построили 19 единиц данного типа.
В середине 80-х годов, после небольшого перерыва, строительство десантных кораблей на воздушной подушке возобновилось. В серию пошли малые десантные корабли проекта 1232.2 «Зубр», имевшие ту же дальность плавания (300 миль), что и «Джейраны», но большую грузоподъемность (три танка и 80 морских пехотинцев, или 10 бронетранспортеров, или 360 солдат и 25 тонн груза).
Помимо упомянутых кораблей, в 70 — 80-е годы советский флот получил более 60-и десантных катеров на воздушной подушке, предназначенных для переброски морских пехотинцев и боевой техники. Это катера типа 1205 «Скат» (30 единиц), 1206 «Кальмар» (19 единиц), 1206Т «Кальмар-Т» (2 единицы), 1206.1 «Мурена» (8 единиц), 1209 «Омар» (2 единицы) и другие.
На многочисленных учениях, регулярно проводившихся в 70 — 80-е годы с участием ВМФ, одним из наиболее зрелищных номеров программы всегда была высадка морского десанта. Надводные корабли и штурмовая авиация наносят удар по укреплениям противника, с подошедших десантных кораблей к берегу направляются плавающие танки и бронетранспортеры, окутанные тучами песка на берег вылетают катера на воздушной подушке, морские пехотинцы идут в атаку. Фантастическое зрелище!
Классический вариант высадки морского десанта, по взглядам советского командования, предполагал следующие этапы операции: 1) передовой отряд (усиленная бригада морской пехоты) на десантно-штурмовых кораблях и катерах на воздушной подушке внезапным броском захватывает плацдарм (по нормативам — не менее 17 км по фронту и 8 — 12 км в глубину); 2) ко времени «Ч» + 6 часов заканчивается высадка со средних десантных кораблей и транспортных судов первого эшелона — основных боевых подразделений мотострелковой дивизии сухопутных войск; 3) после этого начинается рейдовая разгрузка транспортов со вторым эшелоном войск, тяжелым вооружением и тыловыми службами.
Но за кулисами показных учений оставались многочисленные проблемы, начинавшиеся уже с момента планирования операции.
Большинство армейских командиров хотели обязательно «следовать морем» и в бой вступать только штатными подразделениями со всем своим скарбом, летчики — бомбить только по площадям и т.д... На практике до половины сил и средств сухопутного соединения оставалось на берегу как чем-то обременительных в бою. Например, реактивная система залпового огня «Град» не обладает плавучестью и всего один боекомплект берет с собой. А сколько проблем с материальным обеспечением! Множество типов боеприпасов, горюче-смазочных материалов... Если же будет потоплен транспорт или разбомблен эшелон всего с одним видом снабжения — войска встанут.
Поэтому приходилось для высадки группировки войск, способной автономно вести боевые действия, на период операции создавать нештатные соединения, части и подразделения вплоть до взвода. Американцы в свое время эту проблему решили кардинально: в базах — соединения однотипных кораблей, т.е. организация административная, в морях и океанах — соединения разнородных сил (организация оперативная). Всегда готовы к автономным боевым действиям экспедиционные батальоны, бригады, дивизии морской пехоты США.
Много проблем создавали плохо продуманная организационная структура, вооружение и техника морской пехоты и выделенных в десант мотострелковых дивизий.
Отсутствие своих вертолетов в морской пехоте и ограниченное их количество в мотострелковых дивизиях, оснащенных к тому же громоздкой техникой, делают войска десанта малоподвижными, способными воевать только в двухмерной горизонтальной плоскости, но не к охватам по вертикали. Насыщенность тяжелой техникой не позволяет с максимальной эффективностью использовать полезную нагрузку десантных кораблей, особенно на воздушной подушке».
Кстати, сами офицеры морской пехоты считали, что при высадке десанта лучше использовать большое количество малых быстроходных десантных кораблей, что позволит сократить предполагаемые потери, тогда как уничтожение даже одного большого десантного корабля существенно снижает боевые возможности десанта. Высаживать же в передовом отряде надо не тяжелую боевую технику, а большое количество хорошо подготовленных и вооруженных морских пехотинцев, способных нейтрализовать на широком фронте узлы противодесантной обороны, уничтожить пусковые установки береговых ракетных комплексов, радиолокационные станции, узлы связи и т.п.
По сути дела, морская пехота наиболее эффективно могла бы действовать в качестве подразделений специального назначения, обеспечивающих высадку и наступление первого эшелона десанта. Но командование ВМФ, вполне в духе советской традиции «круглое — таскать, квадратное — катать», приравнивало элитные части морской пехоты к обычным мотострелкам, только доставляемым по воде.
Морская пехота получила на вооружение танки и бронетранспортеры, но не имела ни транспортно-десантных вертолетов, ни вертолетов огневой поддержки. В 1985 году на вооружение флота был принят боевой вертолет Ка-29, но в части морской пехоты поступили лишь единичные экземпляры этой машины.
В конце 80-х годов советскую морскую пехоту постигло нежданное прибавление семейства. Черные береты одели солдаты и офицеры сразу трех мотострелковых дивизий сухопутных войск, переименованных в дивизии береговой обороны. Они, как и имеющиеся соединения морской пехоты, вошли в состав созданных в 1989 году Береговых войск ВМФ.
Причина подобной трансформации была проста как апельсин. Со дня на день ожидалось подписание договора об ограничении обычных вооружений в Европе, предусматривавшего значительное сокращение численности советских войск и боевой техники на европейском ТВД. Военно-морской флот под действие договора не попадал, и кому-то в министерстве обороны пришла в голову «гениальная идея» — превратить мотострелков в морских пехотинцев, и тем самым вывести за скобки три полнокровные дивизии сухопутных войск.
Так неожиданно для себя 126-я Горловская дважды Краснознаменная ордена Суворова (Симферополь), 77-я гвардейская Московско-Черниговская ордена Ленина Краснознаменная ордена Суворова (Архангельск) и 3-я гвардейская Краснознаменная ордена Суворова (Клайпеда) дивизии влились в славную семью советской морской пехоты.
Подобный экспромт вызвал шок у представителей европейских государств, и вызвал международный скандал по поводу того, кого считать морским пехотинцем, а кого— простым. В конце концов затея провалилась, эти три дивизии все же пришлось включить в число войск, подпадающих под действие договора. Естественно, что такое жульничество не прибавило авторитета Советскому Союзу.

Иванов В. Б.

Энциклопедия ЧВВМУ им П. С. Нахимова

Энциклопедия

Полноцветное издание.   648 стр. 2500 фотографий. В приложении  указаны полные списки командиров, преподавателей и всех выпускников ЧВВМУ – 14 077 чел. 

Отзыв о книге

Мы используем надежный хостинг