Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

Сочинён миф о «победе»  23 февраля 1918 года.

 Приближается 23 февраля – ежегодный и традиционный «мужской» праздник. Более 70 лет весь советский народ ежегодно 23 февраля отмечал День Советской Армии и Военно-Морского Флота. Еще из школьных учебников мы знали, что 23 февраля 1918 года красные полки остановили наступление германских войск под Нарвой и Псковом. И этот день считался днем рождения Красной Армии. Позже этот праздник переименовали в День защитника Отечества.

День защитника Отечества — советский праздник, отмечаемый  23 февраля в России, Украине, Белоруссии и Приднестровье. Праздник был установлен в  Советском Союзе в 1922 году как День Красной Армии.

 С 1949 до1993 г. праздник носил название «День Советской Армии и Военно-Морского флота». После распада СССР праздник также продолжают отмечать в ряде стран СНГ, помимо России.

В приказе Реввоенсовета Республики от 5 февраля 1923 года, подписанном  Троцким, событие, послужившее поводом для праздника, определяется так: «23 февраля 1918 года, под напором врагов рабочее и крестьянское правительство провозгласило необходимость создания вооружённой силы».

Лев Давидович Троцкий (псевдоним: Перо, Антид Ото, Л. Седов, Старик и др.; настоящее имя — Лев (Лейба) Давидович Бронштейн) — 1-й Народный Комиссар по Военным и Морским делам РСФСР-СССР  29 августа 1918 г – 26 января 1925 г., крупный деятель международного коммунистического революционного движения, практик и теоретик  марксизма. Один из главных организаторов  Октябрьской революции 1917 года, организатор Красной Армии

 

 

 

 

 Дата 23 февраля  напоминает о начавшейся в тот день массовой мобилизации добровольцев в существовавшую тогда лишь на бумаге Красную Армию (её создание было декретировано 15/28 января). Мобилизация была объявлена согласно изданному накануне декрету Совнаркома «Социалистическое отечество в опасности!», в связи с немецким наступлением и повальным бегством остатков старой русской армии, распропагандированной и развалившейся вследствие пораженческой пропаганды большевиков и революционной демократии. Мобилизация, однако, не принесла ожидаемых результатов, и в ночь на  24 февраля Совет Народных Комиссаров был вынужден принять германский ультиматум, а 3 марта подписать Брестский мир целиком на германских условиях

Впоследствии был сочинён миф о «победе», якобы одержанной в этот день над немцами «под  Псковом и Нарвой (на самом деле Псков был занят небольшим отрядом немцев 24 февраля почти без сопротивления, а к Нарве немцы подошли 3 марта и заняли её на следующее утро после нескольких часов перестрелки с отрядами Дыбенко и ночного бегства последних, причём за бегство из-под Нарвы Дыбенко был снят с поста наркома, исключен из партии и отдан под трибунал).

 Названия Пскова и Нарвы возникли оттого, что в реальности это были крайние пункты продвижения немцев, и уже в 20-е годы стали появляться утверждения (например у  Н.В.Крыленко, что немцы не сами собой остановились на псковско-нарвской линии, но были якобы «остановлены» на ней героическим сопротивлением петроградского пролетариата.

 Тем не менее, ещё  23 февраля 1935 года Ворошилов в статье в «Правде» утверждал: «приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами». Миф же о «победе под Псковом и Нарвой» был сформулирован в 1938 году  лично И.В.Сталиным, изложившим его в «Кратком курсе истории ВКП(б)» в следующих выражениях:

 «Вооружённая интервенция немецких империалистов вызвала мощный революционный подъём в стране. В ответ на брошенный партией и Советским правительством клич «Социалистическое отечество в опасности!» рабочий класс ответил усиленным формированием частей Красной армии. Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооружённого до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма — 23 февраля — стал днем рождения молодой Красной армии».

В этом тексте ещё наблюдается некоторая двусмысленность. Гораздо более однозначная и безапелляционная формулировка дана Сталиным в приказе от 23 февраля 1942 года : «Молодые отряды Красной Армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года». Эта версия с тех пор стала канонической.

 

Как все было на самом деле ?

 Неутомимые исследователи темы революции и гражданской войны российские историки Ю. Алексеев и В.Рапопорт в своей книге «Измена Родине» поместили результаты своих исторических расследований об истории создания Красной Армии. Эту тему на страницах еженедельника «Сов.секретно» далее развил Николай Ямской. Ниже помещены отдельные материалы этой статьи. «…В память о каком событии мы отмечаем День защитника Отечества? По официальной версии, 23 февраля 1918 года молодые красные формирования остановили наступление германских войск под Нарвой и Псковом. А что было на самом деле?

Двадцать восьмого января 1918 года Ленин подписал Декрет о создании на добровольных началах рабоче-крестьянской Красной Армии. Казалось, вот формальный, но вполне подходящий повод для выдачи метрики новорожденной РККА.

Но не вытанцовывалось. Положение на русско-германском фронте сложилось просто аховое. Первый нарком иностранных дел Лев Троцкий с начала декабря 1917 года находился в Брест-Литовске, где вел с немцами переговоры о перемирии. Он, как мог, тянул время, уповая на то, что не сегодня — завтра ураган мировой революции сметет всех врагов и все границы.

Пролетарии всех стран объединяться не спешили, а вот у германского командования терпение скоро иссякло. 16 февраля 1918 года генерал Гофман известил российскую сторону о том, что перемирие прекращается. Сутки спустя немцы возобновили военные действия. Будь немецкие войска в том же состоянии, что тремя месяцами ранее, они бы легко дошагали и до Петрограда, и до Москвы.

Однако в феврале восемнадцатого их наступление развивалось вяловато. Сразу после Октябрьского переворота германское командование перебросило наиболее боеспособные части на Западный фронт. А вглубь России двинулись считанные дивизии так называемого ландверного состава. Попросту говоря — ополчение.

Но даже это не бог весть, какое воинство оказалось не по зубам частям бывшей царской армии, занимавшим фронт. Распропагандированные большевиками солдаты без боя, чуть ли не повзводно покидали позиции, захватывали эшелоны и устремлялись в тыл, откуда уже без малого год неслись революционные обещания немедленного мира, земли и воли.

Итак, старая семимиллионная армия оказалась в полном развале. А о новой лишь дискутировали. На страницах петроградских газет шел ожесточенный спор, какими должны быть вооруженные силы республики: народными по типу швейцарских, милиционными или регулярными, как у ведущих европейских стран. Последний вариант вызывал у революционеров стойкое неприятие. Они опасались, что регулярная армия породит особую военную касту, которая непременно станет в оппозицию к демократической республике трудящихся. И пока они сражались с призраком «военной касты», судьба республики повисла на волоске.

В этих драматических обстоятельствах Ленин решил немедленно заключить сепаратный мир с Германией на любых условиях. Только такой шаг, считал он, давал большевикам шанс сохранить хоть малую толику того, что так замечательно легко упало в их руки в октябре семнадцатого. Хитроумный Ильич заявил: «Или любой ценой немедленный мир, или я ухожу со всех постов».

18 февраля после двух бурных заседаний ЦК (7 из 15 его членов проголосовали против) ленинский ультиматум о срочном заключении мира с Германией на любых условиях сработал. Немецкая сторона немедленно была извещена об этом. Однако немцы предпочли, пока суд да дело, легкой добычи не терять и движения своих усталых дивизий не прекращать.

Совнарком, попавший в двусмысленное положение, вынужден был пойти на отчаянный шаг — 21 февраля появилось воззвание «Социалистическое отечество в опасности!». Согласно содержавшемуся в нем декрету, ВЧК получила право внесудебного рассмотрения дел вплоть до расстрела на месте. Почти все питерские рабочие были поставлены под ружье. Часть этих свежее испеченных красногвардейцев в составе сводного отряда из солдат столичного гарнизона и моряков-балтийцев выступила навстречу немцам. Никакого серьезного сопротивления такой полу партизанский отряд, конечно, оказать не мог.

Поэтому вечером 23 февраля немцы спокойно вошли в Псков.

Была ли бесславная сдача Нарвы под хмельком?

Уже в наши дни пытливые исследователи-историки изучили все документы той поры. И однозначно установили: с 23 по 27 февраля на российско-германском фронте никаких боев не было. Мелкие стычки начались лишь неделю спустя. Только 3 марта, т. е. как раз в день подписания в Бресте «похабного мира», еще один неприятный подарок молодой республике преподнес нарком по военно-морским делам Павел Дыбенко.

Отряд под его руководством сначала успешно захватил цистерну со спиртом, а потом бесславно сдал Нарву и откатился опохмеляться аж в Гатчину (позже Дыбенко судил трибунал, и со своего высокого поста он был снят). Из событий того февраля если и можно было зацепиться за какой-то позитив, так только за то, что в третьей декаде месяца нарком по военным делам Николай Подвойский распорядился начать массовую запись добровольцев в красногвардейские отряды.

Проводы добровольцев, прощание с близкими — все это, несомненно, врезалось в народную память. И особенно в сердца женщин, провожавших своих мужчин. Возможно, на отголосок именно этого события натолкнулись историки Ю. Алексеев и В. Рапопорт. В интереснейшей книге «Измена Родине («Очерки по истории Красной Армии»)» они пишут, что ровно через год, в феврале 1919 года, питерские работницы обратились к Ленину с письменной просьбой учредить праздничный день в честь зарождения Красной Армии. Вождь согласился без особого энтузиазма. Ввиду трудного положения на фронтах и в тылу праздник, который тогда был назван «днем всенародного подъема для отпора врагу», назначили на ближайшее воскресенье.

А в том году оно приходилось на 23 февраля...

Последующее двухлетие праздник не отмечался. А в официальные «святцы» он вошел лишь в 1922 году, то есть уже после окончания гражданской войны. И с тех пор его праздновали ежегодно.

В 1933 году нарком обороны Климент Ворошилов простодушно заявил в «Правде», что празднование годовщины РККА 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами.

А что же совпадает? Может быть, 2 сентября 1918 года, когда началось создание новых фронтов и дивизий, а Реввоенсовет занялся организацией и подготовкой войск в тыловой зоне? Но тогда пришлось бы припомнить и Льва Троцкого, первого председателя Реввоенсовета, наркома по военным делам. Это он с легкой руки Ленина стал подлинным организатором Красной Армии. В 1919 году вождь вручил Троцкому подписанный бланк и сказал: «Можете написать любое решение, и оно уже утверждено моей подписью».

После смерти Ильича Троцкий оказался самым опасным соперником Сталина в борьбе за лидерство в партии и стране. На поле брани Сталин не блистал. Достаточно вспомнить сдачу Царицына и страшный разгром на польском фронте. Зато в подковерной борьбе за абсолютную власть равных ему не было.

В результате бывший наркомвоендел потерпел ряд последовательных поражений. Он первым из героев Октября получил в 1927 году от Сталина расстрельный титул «враг народа» и был впоследствии уничтожен.

Похожая судьба ожидала и Иоакима Вацетиса, первого главкома во время гражданской войны. Ведь это он, выпускник Николаевской военной академии генерального штаба, офицер царской армии и командир 5-го Земгальского латышского полка (с которым в первые дни Октября перешел на сторону большевиков), возглавил войска в самый сложный, начальный период становления рабоче-крестьянской армии. А ровно двадцать лет спустя его обвинили в «подготовке контрреволюционного переворота», приговорили к смертной казни и расстреляли.

 

 Можно было бы начать отсчет и с формирования первых регулярных частей, которые пришли на смену разрозненным полу партизанским отрядам. Но их, во-первых, принялись создавать лишь через четыре месяца после злосчастных провалов под Псковом и Нарвой. А во-вторых, чуть ли не все их создатели оказались «троцкистами», были в 1938 году изобличены и расстреляны. Словом, стоило чуть-чуть копнуть, как сразу выяснялось, что создавали Красную Армию и много лет ею весьма успешно командовали одни вредители.

Именно в 1938 году, когда очередная волна репрессий накрыла не только высшее, но и почти все среднее командное звено Красной Армии, дата рождения Красной Армии получила официальное обоснование.

А в 1942 году сам товарищ Сталин заявил об имевшем место 23 февраля 1918 года «разгроме отборных немецких корпусов и дивизий».

Несомненно, все изложенное выше никак не согласуется с почти канонизированным представлением о революционных событиях 1917 года и о событиях гражданской войны и, естественно, неоднозначно будет воспринято читателями старшего возраста.

Но вместе с тем изложенная выше точка зрения имеет право на жизнь, и поэтому она заняла свое место в книге «Тайны властные».

 

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

 

 

©2013 Иванов В.Б.  Все права защищены