Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

Севастопольский Морской кадетский корпус
14.04.2009 13:57:48

В недавнем прошлом Севастополь являлся одним из основных отечественных морских военно-научных центров и около 90 лет - кузницей российских офицерских кадров.
Только в послевоенный период два Севастопольских высших военно-морских училища (ЧВВМУ им. П.С.Нахимова и СВВМИУ) выпустили около 30 тыс. морских офицеров: высокопрофессиональных ракетчиков, штурманов, артиллеристов, торпедистов, химиков, дизелистов, специалистов ЯЭУ, береговых ракетно-артиллерийских войск, командиров надводных кораблей и подводных лодок, специалистов ракетчиков- авиаторов и др.
В 2009 году исполняется 90 лет со дня создания Севастопольского Морского кадетского корпуса. К сожалению, много лет отечественная литература практически не уделяла вниманию этой теме. Вместе с тем, создание и деятельность Морского корпуса нашли свое отражение в ряде воспоминаний отдельных офицеров императорского Черноморского флота.

Из истории Морского кадетского корпуса

История создания первого в России Морского кадетского корпуса восходит к первым годам существования российского регулярного флота, основанного Петром I в 1669 году. Для комплектования флота национальными командными кадрами 14 января (25 января по новому стилю) 1701 года указом Петра I была основана Школа математических и навигацких наук, или Навигацкая школа.

С июня 1701 года школа размещалась в Москве, в Сретенской (Сухаревой) башне. Она насчитывала 200 учащихся и готовила специалистов не только для флота, но и для армии, а так же для гражданской государственной службы.

В 1715 году в новой столице России — Петербурге — из старших мореходных классов Навигацкой школы создали Академию морской гвардии.

В 1716 году учредили воинское звание «гардемарин» (в переводе с французского — «страж моря», «морской гвардеец»), как переходное от ученика академия к чину мичмана (младший офицерский чин в Российском флоте с 1732 по 1917 гг., с перерывом в 1751—1758 гг.). Позже, когда академия была преобразована в Морской шляхетный кадетский корпус, гардемаринами стали называть учеников старших классов.

В Морском шляхетном кадетском корпусе обучалось 360 воспитанников из дворян в трех ротах-классах. Воспитанники двух младших рот назывались кадетами, а старшей - гардемаринами. С 1868 года корпус перешел на четырехлетнее обучение, с 1873 - на пятилетнее, с 1891 по 1918 обучение было шестилетним.
У морского корпуса было немало традиций, одной из которых стало приглашение ведущих ученых (например, математику преподавали Л.Эйлер и М.В.Остроградский); при Морском корпусе был открыт Офицерский класс, который в 1862 году стал Академическим курсом морских наук, а в 1877 году - Николаевской морской академией (ныне Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова).
Форма одежды: — морская, белые погоны с золотым прикладом. У кадет на белых погонах трафаретный вензель шефа; у гардемаринов вдоль пагонов юнкерские золотые нашивки и накладной золотой якорь. Черные брюки и черные мундиры с золотыми галунами на откладных воротниках и на обшлагах рукавов.
У гардемарин на черных кожаных поясах, черные морские палаши с кожаными темляками. У кадет и гардемаринов черная морская бескозырка с тремя белыми кантами, кокардою на тулье и черной лентой с золотой надписью училища. Черные шинели с белыми погонами и черными петлицами. Зимою синяя галанка с узкими белыми погонами. Летом, белые морские рубашки с синими воротниками.
У фельдфебеля офицерская морская черная фуражка с тремя белыми кантами и офицерский палаш.
Отличие: — Гвардейское обыкновенное знамя. Серебренный нагрудный знак для ношения на левой стороне.

Юношей 14 лет окончил Академию морской гвардии В. Римский - Корсаков. Стажировка во Франции позволила ему получить чин лейтенанта французского флота — редкое по тем временам исключение. Воин Яковлевич положил начало морской династии в роду Римских - Корсаковых, который дал флоту почти два десятка прекрасных моряков. Четверо Римских - Корсаковых возглавляли Морской корпус и Военно - морское училище.
Морские династии — одна из лучших традиций морского корпуса. Лазаревы, Епанчины, Бутаковы, Сенявины, Веселаго, Развозовы, Шмидты, Мещерские, Мордвиновы, Рыковы, Платоновы, Головко, Касатоновы — все они и многие другие составляют славу Отечества.
В боевую летопись флота золотыми буквами вписаны имена десятков выдающихся флотоводцев, выпускников этих стен.
Среди них выделяются адмиралы Ф. Ф. Ушаков, Д. Н. Сенявин, Ф. А. Клокачев, М. П. Лазарев, П. И. Рикорд, П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин, Г. И. Бутаков, Н. О. Эссен, А. В. Колчак, Л. М. Галлер, Н. Г. Кузнецов, Л. А. Владимирский, А. Г. Головко, В. П. Дрозд, А. В. Кузьмин и др.

Питомцы Морского корпуса И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский совершили в 1803—1806 гг. первое российское кругосветное плавание. Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев увековечили свои имена как первооткрыватели Антарктиды.
Известны и другие знаменитые мореплаватели из числа воспитанников морского корпуса: братья Челюскины, Ф. И. Соймонов, А. И. Чириков, Ф. П. Врангель, Г. И. Невельской, В. М. Головнин, ученые А. С. Шишков, Ю. М. Шокальский, А. И. Берг, Н. Л. Кладо, Ф. Ф. Веселаго, А. Н. Крылов, Б. Б. Жерве, В. А. Унковский, авиаконструкторы А. Ф. Можайский, И. И. Сикорский, морские министры, управляющие морским министерством, дипломаты, наконец, основатель Путиловского (Кировского) завода Н. И. Путилов, писатели К. М. Станюкович, С. А. Колбасьев, Л. С. Соболев, художники В. В. Верещагин и А. П. Боголюбов, составитель «Толкового словаря» В. И. Даль, композитор Н. А. Римский-Корсаков.

Создание Морского корпуса в Севастополе

После поражения в войне с Японией 1904-1905 гг. для спешно строящегося перед Первой мировой войной российского военно-морского флота, царское правительство наметило создать на юге России, в качестве одной из мер ликвидации острой нехватки офицерских кадров, Морской кадетский корпус.
Место постройки здания кадетского корпуса было выбрано в главной базе Черноморского флота — Севастополе, славная история которого неразрывно связана с незабываемыми подвигами черноморских моряков, а постоянное наличие там боевого флота делало его особенно благоприятным для успешного воспитания морских офицеров.
На высоком берегу живописной Севастопольской бухты расположен редкой красоты архитектурный комплекс зданий бывшего Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища (СВВМИУ).
Дворец, построенный из белого инкерманского камня и окруженный зеленым ожерельем обширного парка, гармонично вписывается в неповторимо прекрасную и величественную панораму города-героя Севастополя — символа мужества и стойкости, изумительной отваги нашего народа, земли сотен тысяч отважных сынов нашей Родины, о котором еще Л. Н. Толстой, участник первой его обороны, более ста лет назад писал: «Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости, и чтобы кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах...» '.
Архитектурный комплекс, выполненный в стиле позднего классицизма, включает в себя пять четырехэтажных корпусов, соединенных между собой колоннадами и оранжерейными двориками, великолепно учитывающими яркий и красочный ландшафт.
Примечательна история строительства этого уникального творения зодчества, ныне находящегося под охраной государства как памятник архитектуры.

Дворец строился для Морского кадетского корпуса, который царское правительство намечало создать в Севастополе в качестве одной из мер ликвидации острой нехватки офицерских кадров для спешно строящегося перед первой мировой войной русского военно-морского флота.
Место постройки кадетского корпуса в главной базе Черноморского флота было выбрано не случайно. «Исключительные преимущества для этой цели представляет Севастополь, — указывалось в докладе морского министра, — как город, имеющий чисто военно-морской характер. Славная история этого города неразрывно связана с незабываемыми подвигами черноморских моряков, постоянное наличие там нашего боевого флота и превосходный южный климат делает Севастополь особенно благоприятным для успешного воспитания будущих морских офицеров».
Специально созданная для разработки проекта строительства комиссия пришла к выводу, что наиболее подходящим местом для постройки главного здания кадетского корпуса является побережье бухты Голландия.
Разработка проекта строительства началась весной 1913 года. Согласно проекту, комплекс зданий должен был состоять из четырехэтажного учебно-жилого корпуса, нескольких флигелей для семей офицеров, нескольких жилых домов и казарм для нижних чинов и различных бытовых и вспомогательных помещений.
Окончательный рабочий проект был разработан талантливым русским архитектором Александром Александровичем Венсаном (1871 —1941 гг.). А.Венсан преподаватель Императорской академии художеств, до этого выполнивший несколько оригинальных конкурсных проектов, отличавшихся смелостью архитектурных решений, за которые был удостоен звания профессора архитектуры.
После назначения в ноябре 1914 года инженером-строителем кадетского корпуса А. А. Венсан, обладавший большими организаторскими способностями, энергично взялся за руководство крупнейшим строительством, которое впоследствии стало главным творением его жизни.
В связи с начавшейся войной подготовка к строительству шла медленно, и только 23 июля 1915 года состоялась тор¬жественная закладка фундамента здания, в который были замурованы серебряные «закладные доски» с изображением фасада главного здания и указанием фамилий должностных лиц, участвовавших в церемонии.
К осени 1917 года предполагалось закончить строительство и отделку северной, соединительной и центральной частей здания. И хотя темпы строительства были низкими из-за трудностей в доставке строительных материалов и частых забастовок рабочих, первый набор кадетов в одну младшую роту все-таки был произведен. Их разместили в новых флигелях, и в сентябре 1916 года начались классные занятия.

Однако после февральской буржуазно-демократической революции строительство корпуса прекратилось, занятия не были продолжены, а кадеты были распущены на каникулы на неопределенное время.
После Великой Октябрьской социалистической революции Народный комиссариат по морским делам из-за нехватки средств и ввиду того, что строительство главного здания было осуществлено лишь па 30 процентов от проекта, решил его строительство не продолжать.
В 1919 году по приказу генерала Деникина на юге России, занятом Добровольческой Армией, из гардемаринов и кадет Морского Училища был сформирован Севастопольский Кадетский Корпус, просуществовавший в Крыму до 1920 года.


Из истории корпуса

Второе рождение Севастопольский Морской корпус получил 11 июля 1919 года, когда старший лейтенант Машуков подал рапорт начальнику портов и судов Черного моря контр-адмиралу Саблину. Адмирал Саблин полностью поддержал идею Машукова о создании в Севастополе Морского кадетского корпуса.
Морское управление в Таганроге под начальством вице-адмирала А. М. Герасимова помогло открыть занятия в новом Морском корпусе к началу учебного года. Директором был назначен молодой старший лейтенант Машуков, несмотря на его отговорки. (Машуков командовал вспомогательным крейсером «Цесаревич Георгий».)
Требовалось согласие генерала Деникина на легальное существование корпуса. И 15 августа адмирала Герасимов получил все нужные официальные документы и кредиты, Машуков получил самые широкие полномочия. Герасимов сказал ему: «Делайте что нужно и как можно лучше, ибо в этом вопросе вы были душою».
В короткий срок в бухте «Голландия» было частично достроено огромное здание Морского корпуса. Кухню и столовую поместили в стоявшей рядом даче главного командира в «Голландии». Машуков носился в Таганрог, Одессу и Новороссийск, доставал обмундирование и разное оборудование. Ему во всем энергично помогал капитан 2-го ранга Берг, остававшийся заместителем Машукова в Севастополе.
На должность командира гардемаринской роты был назначен капитан 2-го ранга И. В. Кольнер, бывший командир канонерской лодки «Кубанец». Помощником по учебной части стал академик-математик капитан 2-го ранга Н. А. Александров, заведующим хозяйственной частью флота — генерал-майор А. Е. Завалишин и медицинской частью - известный доктор Н. М. Марков.
Частные предприятия Севастополя подарили корпусу библиотек в 3500 томов, английская база в Новороссийске дала солдатское обмундирование и голландки, и матросские брюки, а французы несколько пар синих брюк... Каждая мелочь — тетрадки, карандаши, чернила — требовала поисков и переписки, ибо Крым был полностью разграблен и пуст. Машукову удалось получить из порта крейсер «Память Меркурия», у которого англичане взорвали золотниковые коробки. Пришвартованный у корпусной пристани, крейсер превратился в базу и учебное судно. Воспитанники несли на нем вахты и проходили практические занятия.

.

6 сентября 1919 года в газетах объявили о приеме в корпус, без различия сословий, воспитанников от 16—18 лет в гардемарины и 130 человек от 12 до 14 лет, окончивших 3 класса средней школы, — в младшую роту (7-я рота корпуса). В октябре стали съезжаться воспитанники корпуса со своими родителями, которых трудно было устраивать на квартиры.
Из воспоминаний кап. 1 ранга В.Берга. «…14 октября 1919 года был издан приказ, о назначении директором Морского Корпуса контр-адмирала С. Н. Ворожейкина. Тем же приказом Главнокомандующего от 14 октября 1919 года старший лейтенант Машуков был произведен в капитаны 2-го ранга за громадные труды, положенные им на открытие Морского Корпуса, а благодарный Флот сделал его командиром крейсера «Алмаз».
На следующий день директор Корпуса контр-адмирал Ворожейкин, Н.Н. Машуков и командир роты, обошли помещения, здание и дачу «Голландию».
Работы шли полным ходом. Классы и спальни роты украшали коллекциями фотографий из жизни флота и кадет в Петроградском Корпусе. Вокруг этих картин и фотографий были скрещенные весла, спасательные круги, якоря, канаты, тросы, анкерки, словом, все, что могло им дать понятие о службе и жизни моряков и вселить интерес к кораблю и морю.
Со следующего дня Н. Н. Машуков стал сдавать генералу Завалишину здания, склады имущества и все принадлежности морского корпуса. А.Е.Завалишин, бывший много лет опытным начальником громадного хозяйства богатейшего корпуса в Петрограде, сразу осмотрелся на новом месте. Появился белый китель, золотые погоны, крест Св. Владимира и золотой орел морской академии; бодрый вид, быстрые и решительные распоряжения.
Создалась хозяйственная канцелярия, появился смотритель-казначей, в «Голландии» появилась хозяйка — уважаемая старушка госпожа фон-Брискорн.
Появились утки, куры, коровы, овцы и поросята. Жизнь забила ключом и струилась из всех дверей и окон белых зданий, поджидая тех юношей и мальчиков, для которых и строились эти здания, стучали молотки и пилы, в общем, вокруг кипела работа.
Заведующие кухней устроили на даче ферму с курами, свиньями. Старший лейтенант И. С. Рыков прислал стадо баранов, отбитых у красных, а старший лейтенант А. А. Геркет — коров и лошадей.
При корпусе была составлена гребная флотилия. Флагманским судном стала бывшая царская 16-весельная баржа из красного дерева, бывшая в полном порядке и со всеми парусами. С кораблей в порту гардемарины привезли много утвари, компасы с нактоузами, мины, прицелы, прибор Длусского, секстанты, электрические приборы.
Чуть позже приехал с семьею и поселился во флигеле инспектор классов— академик, капитан 2-го ранга Н. Н. Александров. Младший врач Тихомиров и старший врач Н. М. Марков устроили образцовый лазарет и аптеку.
Прибыл законоучитель и настоятель церкви корпуса — протоиерей отец Александров. И начали съезжаться молодые офицеры — воспитатели со своими семьями и заселять все флигеля.
Преподавателями были приглашены учителя местных гимназий и реального училища.
Специально морские предметы преподавали Александров, Кольнер и Берг. Первый — высшую математику, второй — артиллерию и Берг — морское дело в обеих ротах.
Наконец, труды двух ротных командиров были закончены и ротные помещения приведены в полный порядок.
За день до открытия корпуса из разных городов Юга России съехались, наконец, так желанные молодые гости будущие слушатели съехались, чтобы в корпусе получить свое образование и через него приобщиться к великой и славной семье русских военных моряков и сродниться с Корпусом, как с родной матерью, воспитавшею их.
Всех прибывших быстро переодели в форменное платье (к сожалению, оно не было, ни по цвету сукна, ни по выкройке, русским). Оно было зеленое, военно-английское и синее — морское французское; но, все же, это была «форма» и форма — военная, с великим трудом добытая Н.Н.Машуковым в те тяжелые для России времена.
Наступило утро торжественного дня 17 октября 1919 года.
К 11 часам утра из Севастополя и его окрестностей к пристани Морского Корпуса стали съезжаться родители и близкие вновь принятых кадет и гардемарин. Они прибывали на паровых катерах Корпуса и на частных яликах под веслами и парусами. На военных моторных катерах подходили приглашенные офицеры Черноморского Флота и новый Командующий Флотом — вице-адмирал Ненюков, и Главный Командир Портов Черного и Азовского морей — контр-адмирал Саблин.
Все прибывшие гости двинулись по белому шоссе на гору к главному зданию Морского Корпуса и, поднявшись, входили во временную церковь, разукрашенную живыми цветами и свежими зелеными гирляндами лавра и туи. Между листвой и цветами мерцали лампады и золотые огоньки восковых свечей. Перед Царскими вратами в праздничных ризах стоял епископ Веньямин, митрофорный протоиерей отец Георгий Спасский, настоятель церкви корпуса отец Александров и другие священники севастопольских церквей.
Командующий флотом занял свое место, рядом с ним встал директор Морского корпуса контр-адмирал С. Н. Ворожейкин, за ними адмиралы и офицеры Флота и Корпуса. Справа и слева перед иконостасом стояли во фронте гардемарины и кадеты. За ними родные и близкие.
Молились священники, вновь принятые питомцы, молились их воспитатели; но горячее всех была молитва родителей, привезших этих юношей и мальчиков. Оторвав их от своего сердца и отчего дома, они отдавали их под кровлю корпуса на руки офицеров-воспитателей. Сверху обнимал их голубой купол неба, снизу, под горой плескалось синее море. Молитвы сменялись молитвами.
Засверкало золотом святое Евангелие. И вновь песнопения и «многая лета» защитникам Родины, оберегавшим землю, на которой стоял этот Корпус и творцу этого корпуса и его молодым питомцам. К кресту потянулось начальство, офицеры, гардемарины, кадеты, за ними приложились родные и близкие. Духовенство обошло флигеля, где находились ротные классы и спальни, и окропило их святой водой.
На площадке грянула музыка севастопольского полуэкипажа. Ротные командиры повели свои роты в главное здание корпуса, где в единственной пока достроенной зале были накрыты столы к торжественному обеду. Большой гастроном и тонкий знаток кулинарного искусства, прекрасный хозяин — устроитель пиршеств— генерал-майор Завалишин сумел в столь краткий срок соорудить столы, накрыть их скатертями, украсить вазами с цветами, уставить яствами и винами во славу Корпуса и Флота.
Флот, Корпус и гости-родители разместились за длинными столами в белой и светлой зале.
Старший священник благословил трапезу: зашумели скамьи, ложки, вилки, ножи и веселый, шумный говор наполнил зал.
В соседней галерее играл оркестр вальсы и марши. После второго блюда наполнились вином стаканы и начались тосты и здравицы за великую, единую, неделимую Россию, за генерала Деникина — Главнокомандующего Белой Армии, за доблестных защитников Крыма, за командующего флотом, за создателя 3-го Морского Корпуса капитана 2-го ранга Н.Н. Машукова.
Громкое ура оглашало большое белое зало и неслось по галереям, обвивая высокие колонны. Бодрящий «туш» играл оркестр после каждого чествования.
Наконец, встал сам виновник торжества капитан 2-ro ранга Машуков и, подняв высоко бокал вина, голосом бравого командира произнес свое приветственное слово во славу векового корпуса и его юных питомцев.
Он закончил свою речь словами: — Знаете ли вы, гардемарины и кадеты, знаете ли вы, уважаемые родители этих юношей, кому вы обязаны открытием Морского Корпуса, в котором ваши дети получат высшее специальное образование и станут доблестными офицерами славного Русского Флота? Вы обязаны этим счастьем контр-адмиралу Саблину, который в бытность свою Командующим Флотом, не задумываясь, дал мне все имеющиеся у него средства и место его личного отдыха — дачу «Голландию» для открытия горячо им любимого Корпуса.
И под грохот труб и барабанов, при криках могучего «ура», капитана 2-го ранга Машукова качали офицеры флота, подбрасывая высоко к белому потолку.
А дальше началась обыденная кадетская жизнь.
Здесь, в белых флигелях Морского Корпуса, в Севастополе, охраняемом белым отрядом судов, в родном Крыму, воспитанники и служителя могли жить, хоть и трудной, но все же нормальной человеческой, интеллигентной жизнью.
Рано утром по трубе горниста, из нагретых за ночь кроватей выскакивали гардемарины и кадеты, умывались, надевали зеленое защитное английское обмундирование и становились во фронт перед зданием своей роты, в присутствии своих командиров и дежурного офицера, пели утреннюю молитву и шли фронтом мимо флигеля Директора, адмирала С. Н. Ворожейкина, по дорожке в сад «Голландию», где на даче Командующего Флотом была их столовая.
Госпожа фон-Брискорн — бодрая, энергичная, румяная старушка — хозяйка оглядывала столы матерински-заботливым взглядом.

По сигналу, кадеты и гардемарины садились за свои столы, и пили горячий утренний чай с белым хлебом.
Затем выходили из столовой на гимнастику.
После нее, проснувшись окончательно и разогревшись на утреннем воздухе, свежие и бодрые садились за парты в классах.
В 9 ч. утра на утреннем катере приезжали преподаватели и читали им науки до полдня.
В 12 часов опять играл горнист и снова фронт гардемарин и кадет уходил в «Голландию» на завтрак. После краткого отдыха шли снова в классы, где продолжались уроки (по 5 в день). После уроков, на строевой площадке, офицеры обучали строю, отданию чести, церемониальному маршу, иногда под музыку флотского полуэкипажа.
В 6 часов вечера снова фронтом шли в сад обедать. После обеда катались на шлюпках, играли в городки, в футбол, читали газеты и журналы, писали письма родным.
Наташи, Ниночки, Шуриньки и Володьки — дети офицеров резвились тут же, играя в мяч и наблюдая за играми кадет.
Вечером на фронте пели молитву и расходились по спальням на ночной отдых.
Жизнь боевого флота, морской авиации, минной станции была у гардемарин всегда на глазах и приобщала их к морскому и военному делу и долго, по вечерам, велись у них нескончаемые разговоры на эти полезные и дорогие сердцу моряка темы. А ведь они считали себя уже настоящими моряками и любили Флот.
Инспектор классов капитан 1-го ранга Н.Н.Александров, небольшого роста, аккуратно сложенный, белолицый блондин с голубыми глазами и длинным прямым носом над тонкими и плотно сжатыми губами, обладал исключительной энергией и гениальной изобретательностью и организаторскою способностью.
Ученый математик, он решал и задачи жизни быстро, точно и решительно приводил в действие задуманную творческую мысль. За несколько месяцев он привел классную часть в идеальный порядок, денно и нощно добывая из порта, с судов, экипажеских магазинов, по требованию, по службе, по просьбе, по дружбе необходимые предметы и инструменты.
Он создал физический, химический, электротехнический, артиллерийский и минный кабинеты и даже ухитрился добыть учебные мины Уайтхеда и заграждений.
Барометры, хронометры, психрометры, часы, календари, таблицы, формулы, кривые заполнили белые стены его служебного кабинета и не было, кажется, такого предмета, который Н.Н.Александров не знал бы, где и как раздобыть. Электрические лампы, провода, звонки, телефоны, амперметры наполняли его стол, покрывая бумаги дифференциальных и интегральных исчислений.
Вся эта ученость не мешала вазе с живыми цветами украшать его деловой стол и бумажной розе — абажур его лампы.
В усиленных занятиях спокойно прошел весь остаток года.
Корпусной праздник 19 ноября был отпразднован по старой традиции, тогда же было производство воспитанников старшей роты кадет в гардемарины.
На Рождество 1920 года большинство кадет уехало к родным.
Занятия возобновились 20 января.
Приезд генерала барона Врангеля.
Врангель, на редкость высокого роста человек, стройный и тонкий, как эриванский тополь, бравый генерал, в черной папахе, проломленной посредине мягким проломом, в коричневом казакине. Тонкий казачий ремень с серебряными пряжками туго охватывает тонкую талию. На ремне кривая казачья шашка, на груди патроны серебра с чернядью.
Моложавое, загорелое лицо его дышит отвагою, силой, энергией и волей.
Большие голубые глаза его смотрели ясно и бодро вперед. Быстрым шагом прошел он с пристани корпуса к фронту Гардемарин и Кадет. Звонким сильным голосом он протяжно прокричал: «— Здравствуйте, Гардемарины и Кадеты Морского Корпуса!!». Басы Гардемарин и тенора Кадет сливаются в громкое и дружное: «— Здравия желаем, Ваше Превосходительство!»
Главнокомандующий Белой Армией Генерал барон Врангель обходит фронт, внимательно оглядывает каждого воспитанника и обращается к корпусу с бодрящей патриотической речью.
Все глаза на нем — Полновластный Владыка всего Юга России, по воле которого движутся десятки тысяч воинов всех родов оружия, которому повинуются Армия и Флот и все города и порты занятых им областей.
Пред ними сила и они смотрят на нее с юношеским восторгом, с верою и упованием.
«Вы все в зеленом, — заканчивает речь свою генерал Врангель. — Я привык видеть моряков в синем, это цвет вашего моря! Я дам вам синее сукно. Порт сошьет вам кителя, голландки и шинели. Будете вы в своем природном цвете».
Директор Корпуса горячо благодарит Главнокомандующего. «Покорно благодарим, Ваше Превосходительство!» — радостно кричат гардемарины и кадеты.
Генерал Врангель с Директором, свитою и офицерами Корпуса обходит все жилые и классные помещения рот во флигелях, а затем поднимается по шоссе к главному зданию на горе.
У входа в корпусную Церковь встречает его священник в полном облачении с крестом в руках. После краткой молитвы благословляет отец Александров Генерала Врангеля и обращает к нему теплое, прочувствованное слово. Он кончает его такими словами: «Ты Петр — камень. И на этом камне да созиждется храм сей. Помоги достроить эту Храмину во славу Господа и на радость Флоту. Спаси дом сей от разрушения и укрепи его силой десницы твоей».
Генерал Врангель приложился ко Св. Кресту и обещал взять Корпус под свое покровительство и помочь ему достроиться.
Обойдя затем все величественное здание, классы, спальни, залы, галереи, роты, столовые, учебные кабинеты, бассейны для плавания, все в еще недостроенном и частью только распланированном виде, Генерал поразился грандиозностью замысла этой оригинальной и красивой постройки талантливого инженера-строителя Александра Венсан. И тогда еще больше проникся желанием утвердить и достроить этот великолепный храм Морской Науки в Севастополе.
Простившись с моряками, поджидавшими его на берегу, Главнокомандующий отбыл на белом катере на Графскую пристань.
Радостные мечты охватили всех. Будет достроен Морской Дворец — корпус. Все слушатели наденут синее морское обмундирование.
Среди белых массивных колонн на широкой паперти скоро будет стоять Директор Корпуса. Розовая лента Св. Станислава 1-й степени обовьет его плечо и грудь и серебряная звезда засияет на груди возле самого сердца.
По асфальтовой дороге Церемониальным маршем пройдет синий батальон Гардемарин и Кадет, под свою музыку, с родным знаменем Корпуса и обовьет эти белые колонны их мощный крик и громкое ура!
Да будет так! .. Да будет.
Вот какие мечты посеял тогда в сердцах слушателей приезд Генерала барона Врангеля, и... как страшно и неумолимо разрушила Судьба все эти упования, кроме, правда, синего сукна, доброго, крепкого сукна, которое носим и поныне».
Вскоре Н.Н. Машуков, поставив Морской Корпус на твердые ноги, уехал снова на Белый фронт на Азовское море.
Там, под Николаевским брейд-вымпелом, свершал он свои блестящие подвиги, помогая флотом генералу Слащеву в его защите Крыма. И только изредка приезжал он в Морской Корпус, ибо тянуло его к своему детищу.
22 февраля 1920 года он был уже в чине капитана 1-го ранга. В приказе Главнокомандующего его отметили за боевые отличия, как блестящего офицера и командира.
А 10-го августа того же года его произвел в контр-адмиралы новый Главнокомандующий генерал Врангель за отличную храбрость и неизменную доблесть второго отряда судов, которого он был душою и начальником.
За блестящие операции и высадку многотысячной армии в тыл неприятелю, осаждавшему Крым, Н. Н. Машуков был награжден орденом Св. Николая Чудотворца.
К октябрю того же года молодой контр-адмирал Машуков был уже начальником штаба Командующего Черноморским Флотом и так блестяще способствовал спасению родного корпуса от красного лютого ига.
С наполеоновской быстротой продвигался он по службе. Появились два просвета и три звездочки, вскоре отпали звездочки... и вот уже черный двуглавый орел украсил золотые погоны молодого, тридцатилетнего контр-адмирала.
И все это за один год жизни открытого им Морского Корпуса».
А впереди Севастопольский морской корпус ждала не простая судьба: тяжелейший переход на кораблях императорского флота в далекую Бизерту, продолжение деятельности до 1925 года, а дальше …

 

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

 

 

©2013 Иванов В.Б.  Все права защищены