Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

Чернобыльская катастрофа 1986 года и был ли ее след в Севастополе?
27.04.2009

26 апреля 2009 года исполняется 23 года со дня самой страшной и самой разрушительной по своим последствиям для человека техногенной катастрофы – аварии на Чернобыльской атомной станции.
Трагические события в Украине в середине 1986 года потрясли весь мир. После Хиросимы и Нагасаки в истории цивилизованного мира не было более страшного, более разрушительного для судеб человечества события, чем рукотворная катастрофа в Украине.
В ночь с 25-го на 26-е апреля 1986 года на атомной электростанции около небольшого украинского города Чернобыля произошла самая страшная техногенная катастрофа в истории Земли. Работники образцовой атомной электростанции проводили испытание системы аварийного охлаждения реактора, сознательно отключив аварийную защиту. Спустя 44 секунды после начала эксперимента реактор вышел из-под контроля.
1000-тонную плиту, покрывавшую 4-ый энергоблок, снесло взрывом. Графитовая оболочка реактора загорелась. В атмосферу выпало более 40 различных видов радионуклидов.
По расчетам экспертов, суммарный выход радиоактивных материалов составил 50 миллионов кюри, что равнозначно последствиям взрывов 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму. Всего в Украине была заражена территория общей площадью 50 тыс. кв. км в 12-ти областях. В стране насчитывается 3,2 млн. пострадавших от катастрофы.

По официальным сообщениям, сразу же после катастрофы погиб 31 человек, а 600 000 ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации. Согласно официальным данным, радиоактивному облучению подверглись почти 8 400 000 жителей Беларуси, Украины и России, что превышает численность населения Австрии.
Загрязнению подверглось около 155 000 кв.км территории, что составляет почти половину общей площади территории Италии. Сельскохозяйственные угодья площадью почти 52 000 кв.км., а это больше чем площадь территории Дании, подверглись загрязнению цезием-137 и стронцием-90 с периодом полураспада в 30 и 28 лет, соответственно. Почти 404 000 человек были переселены, однако миллионы по-прежнему живут в условиях, когда сохраняющееся остаточное воздействие создает целый ряд опасных последствий.
Докатился Чернобыльский след и до Севастополя.


Из истории атомной энергетики.

Атомная энергетика - активно развивающаяся отрасль. Несомненно, что ей предназначено большое будущее, так как запасы нефти, газа, угля постепенно иссякают, а уран - достаточно распространенный элемент на Земле.
В 1984 году было завершено строительство атомной станций построенной в 160 км от Киева на берегу реки Припять около небольшого города Чернобыль. Для работников станции неподалеку возвели современный город, который получил название Славутич.
27 сентября 1977 года был включен первый энергоблок Чернобыльской АЭС. Тогда еще никто не знал о предстоящей катастрофе и лишь немногие понимали опасность эксплуатации АЭС, связанную с нехваткой квалифицированных кадров, снижением качества материалов и оборудования. Но, к сожалению, это понимание не шло дальше исполнителей проекта. Высшие круги власти были заинтересованы лишь конечными результатами работы и проблемы эксплуатации гигантских ядерных реакторов, создаваемых на территории СССР, не привлекали их внимания.
Второй энергоблок был сооружен и пущен в рекордно короткие сроки всего за один год. В 1981 года начал работать 3 энергоблок Чернобыльской АЭС. С пуском нового 4 энергоблока мощность станции достигает 4 миллионов киловатт.
В марте 1986 года на Чернобыльской АЭС работала большая комиссия Министерства энергетики и электрификации СССР. Она занималась 5 энергоблоком, который должен был вступить в строй в том же году, но уже стало ясно, что все сроки его ввода срываются.
Впрочем, директор АЭС В.П.Брюханов был настроен оптимистично, и его можно было понять. В прошлом году станция выработала рекордное количество электроэнергии. Директор был избран делегатом партийного съезда. Направлено представление в Москву на награждение станции орденом Ленина, а самого Брюханова должны представить к званию Героя Социалистического Труда.
5 мая планировалось начать монтаж конструкции в шахту реактора 5 энергоблока, и комиссия из Москвы обещала приехать вновь.

Что же произошло 26 апреля 1986 года на Украине

Но так случилось, что члены комиссии были разбужены в 3 часа ночи 26 апреля. Звонила дежурная по Министерству. Специальным кодом - данные о любых происшествиях на атомных объектах по-прежнему оставались секретными - она сообщила, что на 4 энергоблоке Чернобыльской АЭС случилась авария, а вернее - так поняли почти все - пожар.
Около четырех утра в Минэнерго СССР собрались специалисты атомщики из аварийной группы. Директор АЭС Брюханов сообщил, что произошло два взрыва. Почему? Пока ничего не ясно обрушалась кровля реакторного и частично машинного залов. Возникли очаги пожара в некоторых помещениях, а также на кровле турбинного зала.
Директор АЭС доложил об обстановки на 4 блоке: реактор заглушен и контролируется. В целях полной безопасности остановлен и 3 энергоблок, который находился радом. Тут же Брюханов подтвердил, что отклонений в радиационной обстановке нет.

В 6 утра директор ЧАЭС сообщил, что во дворе станции обнаружены графитовые блоки и что в медпункт начали поступать люди с признаками радиационного поражения.
В Москве к этой информации отнеслись с недоверием. Решили : это не радиация, а отравление газами, которое образуется при горении кровли. Однако от директора ЧАЭС Брюханова поступили возражения: уровень радиации в отдельных местах превышает нормы. Но конкретные цифры не были названы……..

                                                                          * * *
Ночью с 25 на 26 апреля на 4 блоках АЭС работало 176 человек - дежурный персонал и ремонтные службы. На двух стоящих блоках 5 и 6 находилось 268 строителей и монтажников. Несколько десятков человек рыбачили на берегах пруда охладителя.
25 апреля 1986 года в зале, где был размещен щит управления атомной станции, проводили эксперимент, из которого разработчики узнали о конструкционных недоработках атомного реактора и весь мир услыхал горькое слово «Чернобыль»
Эти испытания должны были повысить качество работы атомной станции.
Известно, что любой работающий атомный ректор надо охлаждать. Работающий атомный реактор чернобыльского типа так же надо охлаждать, и для этого под реактор по специальным трубам прокачивают воду. Если насосы останутся без электричества, вода перегреется, перестанет циркулировать и охлаждать реактор. Сейчас даже школьнику известно, что тогда реактор перегревается и взорвется.
На ЧАЭС такие испытания проводились уже в четвертый раз. Предыдущие три раза
ректор сначала глушился, а потом проводили эксперимент. В апреле все было по- другому — реактор шел на плановый ремонт.
Заместитель главного инженера станции Анатолий Дятлов был готов проводить испытания по программе, которую он, как и предыдущие разы, ни с кем не согласовывал, ни с главным конструктором, ни с научным руководителем проекта.
Вместо того чтобы остановить ректор, принимается решение любой ценой поднять мощность и продолжить эксперимент. Но это можно было сделать, только отключив все системы ядерной безопасности. Что и сделали, ректор стал неуправляем, мощность начала быстро подниматься, резко возросла температура, достигнув в активной зоне отметки несколько тысяч градусов.

В нижней части шахты начали рваться трубы системы охлаждения, вода и пар попадают в активную зону.
Под давление воды и пара раскаленную крышку срывает с крепления и вместе с ядерным топливном выбрасывает в машинный зал. Здесь по версии одного из ученых, доктора Чечерова происходит атомный взрыв.
Начавшаяся цепная реакция заканчивается ядерный взрывом, он к счастью слабенький, маломощный, но все же ядерный.
Около 180 тонн ядерного топлива, которые ученые не смогли позже найти под саркофагом, выбросило в атмосферу. Радиоактивное облако прошло по всему земному шару, чернобыльские радионуклиды обнаружили даже в Японии.
Над четвертым энергоблоком на фоне черного неба стали видны раскаленные части крыши вспышки пламени.
Вздрогнули и прогнулись толстые железобетонные стены, в потоке пара рванули ввысь лопнувшие трубопроводы, на крыше во многих местах начался пожар.
Над реактором возникло оранжевое свечение .

____________________________________________________________________________________________
Докладная


«Совершено секретно»  срочно
Председателю КГБ Украинской ССР тов. Мухе
«Взрыв произошел в последствие грубых нарушений правил работы, технологий и несоблюдения режима безопасности при работе реактора 4-го блока АЭС»
Заместитель председателя КГБ Украинской ССР Г. Кофтун.
Г. Чернобыль.
11 мая 1986 г

___________________________________________________________________________________________

А дальше — действия в условиях ядерного взрыва и радиационного загрязнения местности.

Всех руководителей подразделений собрали в убежище № 1, Директор формировал команды по 2 человека из руководителей и заместителей руководителей подразделений и посылал их в разведку в районы, граничащие с разрушенным 4-м блоком, а также на кровлю 3-го и 4-го. Хотя дозиметры зашкаливали и фактически разведка выполнялась без дозиметрического контроля.
Первыми, кто пошел на смертоносный атом, были пожарные станции во главе с майором внутренней службы Л.П.Телятниковым (впоследствии генерал-майор ВС, Герой Советского Союза).
Вертолетчики 17-й Краснознаменной воздушной армии под руководством начальника отдела армейской авиации, полковника Б.А. Нестерова работали в небе над взорванным реактором.
Я не ставлю цели описывать подробности тушения пожара, очистке крыши реактора, проведения аварийных и спасательных работ на разрушенном реакторе — об этом написано уже достаточно много. Но об одном эпизоде раньше не писали.
Когда первые ликвидаторы в июле 1986 года проникли под реактор они увидели красно-коричневый песок, который был насыпан между трубами. Здесь уровни радиации достигали 1000 рг/час. Что за песок, как он сюда попал, никто разбираться, тогда не стал. Под реактором обнаружены «кучи цветной глины» — так были отмечены в первых отчетах о результатах обследования подреакторного пространства.
Только через два года, когда ученые повторно залезли под реакторные помещения, тот поняли, что цветная глина это и есть топливосодержащий расплав ядерного реактора.
По оценкам ученых, эта многотонная расплавленная масса должна была прожечь основание блока и уйти под землю.
Уже позже председатель совета министров СССР Рыжков признавался: «…а ведь весь этот расплав должен был уйти под землю, где далее он мог проникнуть в водоносные слои, выйти на поверхность через 50 или 100 км от Чернобыля и заразить все в округе».
Тогда было принято решение заклубиться под реактор и сделать под ним штольни. По этим штольням планировалось вывезти в безопасное место расплавленную радиоактивную массу в несколько десятком тонн. Получалось, что сам реактор должен был зависнуть в воздухе. Из Донбасса и Кузбасса прибыли бригады шахтеров-проходчиков, которым и было поручено выполнить это задание.
Шахтеры день и ночь работали под реактором, делали подходные штольни. Вручную было разработано и перевезено несколько тысяч тележек с грунтом.
Затем штольни под реактором залили бетоном. Но пока шахтеры делали штольни, оказалось, что реактор уже давно остыл, а оценка ученых была далека от истинны.
Расплавленная топливосодержащая масса растекалась по подреакторным пустотам только в первое время после аварии. Это растекание продолжалось 8-10 секунд, а затем все застыло.
Был брошен жребий. Кому он выпал, тот с разведки пришел с рвотой и лучевой болезнью в лучшем случае или через некоторое время умер. Такая печальная участь постигла начальника реакторного цеха-2 А. П. Коваленко - бывшего работника 45 объекта г. Томск-7. Начальник реакторного цеха, правда, выполнил еще один долг перед родиной, отсидев в тюрьме — должность обязывала, так посчитала номенклатура. Быстро умер А. А. Ситников — заместитель главного инженера. Приобрел лучевую болезнь замначальника реакторного цеха В. Орлов. Стал инвалидом замначальника РЦ В. А. Чугунов и другие.
При грамотных действиях руководства ЧАЭС этих потерь можно было избежать. Руководство Чернобыльской АЭС было в шоке и действовало не лучшим образом. Начальник научно-исследовательского отдела Александр Гобов по собственной инициативе сел за руль грузовика и на скорости поехал по территории АЭС с северной стороны от 4-го блока, в которую был направлен выброс из активной зоны реактора. Все осмотрел и возвратился. Доложил руководству. Один из руководителей предложил свозить в разведку и его, свозили - стал инвалидом.

Замначальника электроцеха А. Г. Лелеченко по собственной инициативе прошел возле 4-го блока, отключил электролизную установку (водород был уже не нужен) и мимо 4-го блока возвратился к блоку № 1. Лицо его было обожжено и чем-то напоминало папиросную бумагу. Позже он умер.
За два первых дня к ликвидации аварии подключилось 12 авиационных групп военных округов Советской армии (76 вертолетов, 12 самолетов и около 400 человек летного состава). Люди, большинство из которых только что возвратились из горячих точек, пылающего Афганистана, опять оказались в сложной обстановке.
Времени на подготовку техники не было. Поэтому первые экипажи, ушедшие на выполнение заданий, не были оснащены соответствующей защитой. Первое сбрасывание груза на реактор осуществлялось в ручном режиме, при открытых люках.



Летчикам приходилось по несколько раз в день подниматься в воздух. 28 апреля только экипаж командира 51-го гвардейского вертолетного полка полковника Александра Ивановича Серебрякова совершил 22 вылета, сбросив 30 т груза.
Только 2 мая было совершено 1113 вылетов и сброшено в реактор 3578 т груза. Подполковник-инженер Ю. М. Яковлев разработал новую и, как оказалось, очень эффективную методику сброса груза с помощью грузового парашюта, получившую высокую оценку председателя Государственной комиссии по ликвидации аварии на ЧАЭС, первого заместителя председателя Совмина СССР Б. Е. Щербины.
Одной из наиболее сложных задач, которые пришлось решать летному составу, была установка термопары в разлом реактора. Ее выполнение, требующее филигранной точности, доверили старшему инспектору отдела армейской авиации полковнику Николаю Андреевичу Волкозубу. Он оказался единственным летчиком, имевшим опыт воздушно-монтажных работ на строительстве Воронежской АЭС. Полковник Л. В. Мимка руководил его действиями по установке спецоборудования, которое было закреплена на 200-метровом металлическом тросе, с земли.
Пилот продемонстрировал высокое профессиональное мастерство, выдержку и самообладание. Необходимо было быстро сработать над кратером. И летчику понадобилось для этого всего семь с половиной минут.
Это настоящий подвиг, который до сих пор достойно не оценен Украиной. Военная авиация осуществляла забор проб воздуха на маршрутах, замеры радиации (245 вылетов), тепловую разведку (105 вылетов), фотографирование (264 вылета), перевозку людей (6577 вылетов—более 23 тыс. чел.), перевозку грузов (4815 т).
Впервые с воздуха проводилась дезактивация больших площадей зараженной местности (2500 га) специальными растворами. Выполнено 5740 вылетов, вылито 52 т жидкости.
___________________________________________________________________________________________
«Секретно»
« Из отчета 1-го управления КГБ Украинской ССР
«Вызывает сомнение показ по телевизору ряда сюжетов : в поле под Чернобылем стоит председатель колхоза и уверяет, что колхоз перевыполняет план сева. Это естественно хорошо, но ведь вопрос естественно в том будет ли пригодно этот урожай в пищу»
7 мая 1986 года.
__________________________________________________________________________________________


Чернобыльский след


Уже позже стало известно, что «Чернобыльское облако», несколько раз облетело землю. В большей или меньшей степени, но «отметину» оно ocтавило повсюду. В первую очередь пострадала Европа, один след пошел на Скандинавию, второй — южный — до Италии.
После Чернобыльской катастрофы группой специалистов во главе с бывшим председателем Госкомгидромета СССР Юрием Израилем был подготовлен Атлас радиационного загрязнения Европы. На, континенте провели около 500 тысяч точечных измерений и аэрогаммасъемку.
Загрязнение, пришедшее из Чернобыля, — такой был сделан вывод, — составляет 1,7 % территории Европы: основное чернобыльское пятно, гомельско-могилевское, затем плавcкo-тульское в России. Наиболее пострадавшими оказались Брянская, Калужская, Орловская и Тульская области, где плотность загрязнения почвы йодом 131 колеблется от 0,1 до 100 Кu/км и более.
Европа «успокоительные» выводы советского Гидрометцентра не восприняла. А защищаться от радиации принялась самостоятельно. Польше с чернобыльским выбросом сильно не повезло: после дождей радиоактивность воздуха в Варшаве резко и многократно подскочила, а средняя доза на одного человека оказалась в 1,5 раза выше, чем полученная за все годы испытаний ядерного оружия.
Но вообще-то мировая тревога началась с Финляндии: выпадения радионуклидов случилось уже 27 апреля. Уровень радиоактивности поднялся в 100 раз. То же самое — и в Италии. В Шотландии снимали и хоронили верхние слои почвы в особо зараженных местах, хотя доля осевшей на территории страны радиации не превышала 0,01% ее общего количества.

Не меньший шум, чем шотландцы и финны, подняла Норвегия. Результаты анализов молока сделали его непригодным для употребления.

Примечание:

1. Основная масса радионуклидов, выпавших после ядерных испытаний и катастрофы в Чернобыле, с талыми, дождевыми, грунтовыми водами, в конечном счете, реками Дунай, Днестр, Южный Буг и Дон перенеслась в большом количестве в Черное море.
2. Все АЭС требуют значительных объемов воды для охлаждения реакторов и поэтому расположены в непосредственной близости от крупных рек. Аварии на АЭС с выбросами в воду и атмосферу наносят значительный вред гидро- и биосфере.
3. Речная сеть в значительной степени отражает разломную тектонику земной коры. К сожа¬лению, проектировщикам АЭС следовало раньше обратить особое внимание на модернизацию систем безопасности Ростовской, За¬порожской, Чернобыльской и Ровенской АЭС, которые, как выясняется, оказались построенными в полосе сверхглубинных разломов. В этой же зоне общественной экспертизой (г. Киев) выявлены исторические землетрясения в 7-8 баллов, от¬меченные в различных хрониках, а анализ геолого-космической информации подтвердил наличие разломов в зоне Чернобыльской АЭС.
4. На карте-схеме и в таблице показаны ориентировочные минимальные расстояния «АЭС - Черное море», по которым можно оценить пери¬од времени, в течение которого радиоактивный выброс от аварийной АЭС достигнет Черного моря (для оповещения населения приморской зоны). Величина Р - 800 км и скорость ветра приняты такими, какими они были для Крыма.
Справка: По официальным данным период полураспада, когда уровни радиации уменьшаются на половину, составляют: у стронция-137 около 30 лет, цезия-90 — около 30 лет, плутония-240 — 6 540 лет, плутония-239 — 24 080 лет.
После взрыва на 4 блоке Чернобыльской АЭС прошло чуть больше 20 лет.
Ниже приводится фактические данные о размере катастрофы, которые зачастую замалчивались и которыми не очень любят оперировать власти.
• На протяжении десяти дней (с 26 апреля 1986 г.) в атмосферу попало 4 % уранового топлива из тех 192 т, что были в реакторе. Суммарный выброс радиоактивных веществ равен 50 млн. кюри, т. е. взрыву 500 атомных бомб; аналогичных сброшенным в 1945 г. на Хиросиму и Нагасаки.

• Около 36 часов вблизи эпицентра катастрофы находились жители Припяти, получившие дозу облучения в 76 раз выше максимально допустимой по нормативам СССР и в 380 раз выше европейских и американских стандартов. Из города и 30-километровой зоны эвакуировано 140 тыс. населения.
• В ликвидации последствий аварии в 1986—1987 гг. приняли участие около 200 тыс. граждан Украины.
• Губительные последствия взрыва ощутили на себе 3,5 млн. жителей нашей страны, в том числе 1,3 млн. детей. Инвалидами стали 86 775 чел.
• Более 400 тыс. (средний возраст — до 55 лет) умерли от болезней, официально диагностированных как полученные в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС
Авария на Чернобыльской АЭС отнесена к трансконтинентальным ядерным событиям, поскольку повышение уровня радиоактивности техногенного происхождения было зафиксировано не только в СССР, но и в странах Европы, в частности Скандинавии, а также на Ближнем и Дальнем Востоке и др. Но больше всего пострадали территории, а соответственно и население, Украины, Белоруссии, России.
На Украине радиоактивные выпадения в виде радиоизотопов цезия, стронция зарегистрированы в 12 областях, 78 районов отнесены к радиоактивно загрязненным.
В соответствии с законодательством Украины все радиоактивно загрязненные территории были поделены на четыре зоны: 1-я отчуждения (30-километровая зона Чернобыльской АЭС); 2-я обязательного отселения; 3-я гарантированного отселения; 4-я усиленного радиационно-экологического контроля.
На 1 января 2005 года на радиоактивно загрязненных территориях проживали 2 054 685 человек, из них участников ликвидации последствий аварии (ЛПА) на Чернобыльской АЭС 44 333 человека, потерпевших — 1 538 026, в т.ч. детей — 47 2191.
Во 2-й зоне проживали 9 300 человек (детей 2100), в 3-й зоне — 623 000 человек (детей -148 100), в 4-й зоне 1 422 385 человек (детей 304 708).
Общая численность пострадавших вследствие аварии на Чернобыльской АЭС на 01.01.2005 г. составила 2 646 106 человек (643 030 детей), 105 251 человеку установлена инвалидность, связанная с аварией.
Мало кому известно, что для врачей существовал некий «секретный циркуляр», согласно которому в 1986-м и 1987-м годах ликвидаторам, скончавшимся от доз облучения, в свидетельстве о смерти писали «инфаркт».
А как относились к людям ?, Можно привести пример, когда практически «голых» людей посылали в ядерное пекло. Для того чтобы убрать радиоактивные куски ядерного топлива с крыши реактора пришлось посылать группы ликвидаторов. Рассказывают, что первые ликвидаторы чуть ли не голыми руками брали куски ядерного топлива и сбрасывали с крыши вниз. Результат печально известен.
Позже прислали японский робот с манипулятором (механическая рука), который через 25 минут работы в зараженной зоне поломался — металл, и дистанционное управление не выдержали смертельных доз радиации.
Позже анализ показал, что первые, кого посылали «на крышу» были лучшие из лучших. Бойцы проходили специальный отбор по линии КГБ. Проверялись их учетные карточки, биографии и т.д., бралась подписка о неразглашении полученной информации, все первые ликвидаторы были обязательно членами КПСС или комсомольцами. Естественно, все, что было связано с аварией, держалось в большом секрете.

                                                                                     * * *

Несмотря на активно проводимые в средствах массовой информации мероприятия по дезинформации мировой и советской общественности Киев находился на грани паники. Правда, телевизионные сюжеты говорили о другом.
В свое время мне рассказывал народный художник Украины, скульптор Станислав Чиж: «…в это время я находился в Киеве и был свидетелем странной картины. Везде на улицах и газонах лежали скрюченные листья, которые поспешно убирали дворники. Мы заехали к нашим знакомым, у которых был свой дом под Киевом. Нас угощали первыми абрикосами с собственного сада, правда мы поблагодарили и любезно отказались. Кстати, абрикос было очень много, они лежали на земле. На зубах ощущался странный привкус, какой то металлический»
Первомайские праздники прошли в Киеве как обычно. От полной эвакуации населения Киев спас ветер, направление которого перед 1 мая изменилось, и облако ушло в сторону Могилева и Белоруссии.

В Киеве действительно уже начиналась паника, кто был проинформирован, отправляли детей на юг.
В советское время было невозможно отменить демонстрацию в столице союзной республики. Началась бы массовая паника, неразбериха. Что такое эвакуировать жителей почти трехмиллионного города, куда, на чем, чем кормить, где спать ?
Поэтому Политбюро ЦК КПУ приняло решение эвакуацию из города не проводить.
24 мая 1986 года комиссией был подписан первый отчет, что под реактором осталось до 10 % топлива с концентрацией 5 %. А в июне в Москве состоялось расширенное совещание под руководством академика В.А. Легасова. На совещание из Киева прилетел заместитель руководителя Курчатовского института член-корреспондент академии наук Вячеслав Письменный.
Одной из тем, которые обсуждали на совещании был вопрос количества ядерного топлива, которое осталось под реактором. Академик В.А. Легасов считал, что под реактором осталось 95 % топлива. А член-корреспондент — говорит, что нет там топлива.
Естественно, победила версия академика, в советское время и не могло быть по- другому. Тогда у начальника лаборатории безопасности АЭС возник план, как избавиться от расплавленного топлива.
Самое главное надо удалить это топливо из под реактора, а это более 10 тонн. Подготовили людей, специальные поддоны и лопаты. Лопатами собирались перекидать около 40 м3 застывшего ядерного топлива.
Действительно, крышу 4-го и 3 энергоблока от радиоактивных элементов солдаты очищали в ручную, электронная начинка японских роботов, доставленных в Чернобыль не выдерживала высоких уровней радиации, и они сразу же выходили из строя.
Находиться на крыше разрушенного реактора можно было не больше одной минуты. На протяжение нескольких месяцев, солдаты лопатами сбрасывали ядерное топливо в развороченный ядерный ректор. Только к 2 октября крышу ректоров очистили от ядерного топлива. Кстати, к работе на крыше реактора допускались только самые достойные: коммунисты, комсомольцы, передовики производства, ударники труда !. С каждым индивидуально проводилась беседа, бралась подписка о неразглашении увиденного. Представители КГБ других, «недостойных» для выполнения правительственного задания на крыше разрушенного реактора не допускали.
Поневоле вспоминаешь Сталина, который бы на эти работы, связанные со смертельной опастностью обязательно направил заключенных или спецпоселенцев — все равно все они не жильцы на белом свете.
По окончании работ, в честь победы над взорванным ядерным реактором решили водрузить красный флаг. Три добровольца, постоянно меняя перчатки, так как поручни лестниц светились, поднялись на крышу реактора, развернули красное полотнище и установили флаг.
Для видеофиксации победы над «атомом» сверху над ними висел вертолет, с которого велась киносъемка. Отпраздновать победу на площадке у реактора собралось все руководство: приехало несколько генералов и ученых-атомщиков, командиры спасательных подразделений и ликвидаторы радостно махали руками. Вся операция по подъему на крышу и установки знамени заняла 17 минут. За каждую минуту добровольцы получили по рентгену.
В Москву для оказания помощи советским врачам прибыл специалист по пересадке костного мозга американских хирург Гейл, который работал в московской больнице № 6 Всего в Москву из Чернобыля было доставлено 200 тяжелобольных, 29 умерли, 170 сделали операции и они выжили. Советские врачи отмечали, что Гейл имел хорошую бригаду и высоко профессиональных специалистов.

Сюда, в больницу № 6 привозили самых тяжелых больных, их доставляли на самолетах. Рассказывает один из тех, кто прибыл с первой партией больных: «.. привезли нас в самолетах, которые парковали вдали от мест пассажирских стоянок, территорию загородили специальным ограждением, обставили флажка. Ведь мы все «светились».
В первых числах сильно светилось щитовидка. Первые дни не было никакой защиты на АЭС. От 20-24 рентген получили хирурги. Когда больные умирали, то их очень жестко обмывали, им всем удаляли щитовидную железу, а потом хоронили. В организме человека есть два наиболее уязвимые части — кожа, где скапливалось большое количество радиоактивных щитовидная железа.
Как бы официально никто из врачей не пострадал, но известно, что в основном умирали хирурги, которые делали операции пострадавшим и реаниматологи.
Что утаивали от средств массовой информации
Исследования показали, что радиоактивные осадки от четырех ядерных испытаний, проведенных ранее на территории Советского Союза привели к двукратному увеличению уровня генетических мутаций у местного населения, проживающего в районе полигонов.

Правда японцам, изучавшим облученных в Хиросиме и Нагасаки, не удалось установить взаимосвязи облучения и мутаций. Но анализы крови чернобыльцев дали первые намеки на унаследованные, генетически обусловленные мутации. Несколько лет назад эти выводы британских ученых, авторов исследования, раскритиковали из-за недостатка материала о других факторах воздействия.
Врачам, конечно, виднее. Тем более, что ничего необъясненного для медиков нет. Как, впрочем, и для метеорологов.
Сумасшедшее количество снега в Киеве зимой 1986-го объясняли природными факторами и никакой связи с Чернобылем.
Правда, когда санитарно-эпидемиологические станции измерили фон в заснеженных населенных пунктах Киевской, Ровенской, Житомирской, Волынской и дрyгиx областей, ахнули: уровень загрязнения радиацией оказался поразительным. Но ведь села-то считались «чистыми»!
Киевляне помнят успокоительные заверения специалистов о том, что «город чист». Вокруг все «грязное», а Киев — нет.
В 1986-м листья с деревьев вывозили из города. А когда обнаружили, что грунт на клумбе, которая в центре Киева, на площади Толстого, — «фонит», то за ночь успели вывезти, закопать, дезактивировать, зачистить, привезти новую землю и посадить траву.
Да, Киев мыли, а в Днепр все сбросили, и умытый город пил, естественно, днепровскую воду.
Киев драили потому, что это оказалось дешевле, чем трехмиллионному городу давать льготы. Ведь в столице проживало столько же граждан, как и на всех остальных территориях, попавших в разряд «грязных».
Впрочем, все население Киева в 1986 году должны были вывезти из города.
Возможно, Киев бы и эвакуировали, но когда прикинули — как вывозить три миллиона граждан, на чем и главное — куда, поняли, что это нереально.

Последствия Чернобыльской катастрофы для Севастополя.

С того трагического дня прошло более 20 лет. Много написано за это время: масса отчетов, репортажей, воспоминаний, докладов и научных работ. Не обошла стороной эта тема и Севастополь. Многие ученные, в том числе и экологи высказывали свою точку зрения, делились своими мыслями и прогнозами.
Автор этих строк в то время возглавлял штаб местной обороны Севастопольского гарнизона и, естественно, был поднят по тревоге в первые часы после аварии.
Начальник Севастопольского гарнизона вице-адмирал М.Н.Хронопуло собрал всех начальников гарнизонных служб и приказал развернуть повседневные командные пункты с организацией круглосуточного дежурства боевых расчетов. Нет необходимости описывать весь ход событий и действия штабов, подразделений, радиоционно-химической разведки и химической службы гарнизона.
Чернобыльская авария и ее последствия долгое время не давали покоя ни медикам, ни ученым, ни специалистам.
В июле 1993 года профессор Р. С. Прасолов выдвинул гипотезу о том, что последствия чернобыльской аварии для Севастополя равнялись взрыву 24 атомных бомб весом по 20 килотонн каждая.
Так ли это на самом деле ?
За разъяснениями тогда решили обратиться к тому, на чьи данные все это время ссылается профессор Прасолов — к бывшему начальнику службы радиационной безопасности ядерного реактора ИР-100 Севастопольского Высшего Военно-Морского инженерного училища Э. В. Федорину.
— Эдуард Владимирович профессор Прасолов, ссылаясь на ваши данные, делает категорическое заключения о том, что после чернобыльской аварии здесь был плутоний.

— Это самая настоящая дутая сенсация. При всем моем уважении к Радию Сергеевичу я не могу подтвердить его выводы. Наоборот, в Севастополе нет ни одного анализа, который мог бы сказать, что здесь были осадки плутония.
- Нет анализа, потому что не делали его на плутоний или потому, что его здесь действительно нет ?
Специального анализа не делали, потому что его здесь быть не должно. Да и наши спектрограммы не подтверждают присутствия плутония, хотя их делали на все осадки, что тогда выпали на землю. Обнаружено более 10 различных элементов, но плутония среди них нет. A раз нет плутония, то нельзя говорить и ни об одном из дочерних продуктов его распада. Тем более, не имея точных данных, нельзя определять прямую зависимость этих продуктов с заболеваемостью.
Странно получается. С одной стороны, вроде мы заботимся о людях, а с другой — сенсационной информацией их расстраиваем.
— Вы категорически утверждаете, что здесь плутония не было ?
Нет, таких заявлений я делать не могу. Я могу утверждать одно, что никогда бы в жизни не стал писать такую статью.
Во-первых, если бы я был уверен в том, что здесь плутоний был, то я бы сначала сделал анализы и, конечно, не один, а хотя бы 3 — 4 и в разных местах. Затем бы посмотрел, есть ли там плутоний, и если есть, то сколько его.
А в принципе, вы знаете, что плутоний был у нас и до Чернобыля ? Есть и сейчас. Это последствия глобальнейших выпадений после атомных взрывов, которые не имеют никакого отношения к Чернобылю. Концентрации его ничтожно малы.
— А когда были сделаны ваши спектрограммы ? До или после дождя?
— В том-то и дело, что после!
— Но в той же статье приводятся данные о цезиевых пятнах в районе Максимовой дачи. Наверное, именно из- за них там встречаются кошки-мутанты ?
— Насчет кошек утверждать не берусь, сам таковых не встречал. А вот по поводу цезиевых пятен...
Если говорить вообще о последствиях Чернобыля для Севастополя, то, конечно, население испытало некоторый удар по щитовидке. Правда, тот, кто делал ежедневные влажные приборки, закрывал окна, не пускал детей играть на улицу, не пил молоко смог избежать негативных последствий.
— Следовательно, удар по щитовидной железе был ? Какой силы?

— Я могу это просчитать, как у нас говорят, только на выпуклый военно-морской глаз. Для этого мне надо знать, сколько было заражено травы, которую ест корова, сколько затем человек выпил молока, так что данные все равно получатся очень приблизительные.
— То, что мы все были не готовы к аварии, ясно. А можно было как-то смягчить последствия ?
Конечно, например, скот, который находился на пастбищном выпасе, ел зараженную траву, а у наших руководителей не хватило ума сначала вывезти eгo на незараженные угодья, а потом либо забирать, либо оставлять. Они выполняли приказ, который сразу и получили — не паниковать. Поэтому радиоактивное мясо заложили на хранение. Я помню, один раз и к нам приходило зараженное мясо.
— И вы его ели ?
— В чистом виде нет, но оно пошло на добавки в колбасные изделия. Например, если в 1 кг колбасы положить определенное количество таких добавок, то радиоактивные показатели будут естественно расти, это касается и стронция. А если 10 кг на 100 г — 0,3 млг. А если 100 кг, то мы получим уже 0,003 млг стронция.
— Что-то от вашей арифметики стало не по себе.
— Это оттого, что у вас обычное отношение к радиоактивности. Вы ее воспринимаете, независимо от показаний, как опасность.
Но ведь существуют и природные стронций, цезий, которые никак не связаны с авариями на рукотворных объектах. Они получаются из природного урана, залежей которого в природе больше, чем серебра. Этот уран самопроизвольно распадается, правда, очень медленно, расщепляясь приблизительно на 200 осколков, в том числе на цезий и стронций. И мы их едим, потому что они участвуют в круговороте природы.
— А какова радиологическая обстановка в городе в настоящий момент ?
В настоящее время радиологическая обстановка в городе такова: уровни стронция и цезия находятся в пределах, что и до 1986 года.
Конечно, то, что выпало, будет долго лежать, так как часть десантировалась в почву, вымылась с водой.
— А мы пьем воду с Чернореченского водохранилища с добавлением днепровской воды ?
— Это нежелательные добавления. Ведь, несмотря на всевозможные разговоры, этой проблемой никто серьезно не занимается».
Последствия для Севастополя через 20 лет
В апреле 1986 года «мирный атом», взбунтовался и преподнес человечеству «подарок» в виде аварии глобального масштаба. Атом-то сам по себе был как бы и ни при чем. Атом не является изобретением человечества, он вечно существовал в природе и вечно будет существовать. Все живое на Земле мирно уживается под воздействием природной радиации уже более 15 миллиардов лет.
Человек, по данным различных литературных источников (в том числе и отечественных), от природной радиации (космической, солнечной, почвенной, водной) получает в год в среднем до 2940 мкЗв (294 мбзра), плюс к этому 1230 мкЗв (123 мбэра) от медицинского облучения и 50 мкЗв (5 мбэр) от прочих искусственных источников, что в сумме составляет около 4200 мкЗв (420 мбэр), то есть крути не крути, а половину бэра (рентгена) в гoд.
Не буду утомлять читателей цифрами разного рода чернобыльских выпадений на нашу голову в апреле-мае 1986 года. Кто хочет ознакомиться с этими данными обстоятельно, может обратиться к выпущенной в 2005 году книге «Санитарно-эпидемиологическая служба Севастополя 1922-2005 гг.».
В ней есть статья, где подробно раскрыта вся ситуация с 1986-го по 2004 год. Извлекли ли мы уроки из того, что преподнесла нам чернобыльская авария ?
Стали ли умнее или подтвердили всем известную истину, что история нас учит только тому, что ничему не учит?

 

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

 

 Реклама:

©2014 Иванов В.Б.  Все права защищены