Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

Секретная операция «Аргонавт»
09.06.2009 12:09:30

Вторая мировая война подходила к концу.

Последние месяцы Великой Отечественной войны были богаты знаменательными событиями, которые оказали серьезное влияние на последующее переустройство мира. Капитуляция фашисткой Германии — самое знаменательное из них. Заключительные крупные наступательные операции советских войск и занятие Берлина оказали решающее влияние на исход войны.

Но за полгода до этого, в начале 1945 года, когда успешный исход войны уже был предрешен, действия союзных армий и авиации еще нуждались в координации и более того возникла необходимость организовать встречу глав правительств Советского Союза, США и Англии.

Предстояло наметить решения политических проблем, которые уже вырисовывались в ожидании скорого окончания войны с Германией, на пороге завершающего этапа борьбы с Японией на Дальнем Востоке.

Для решения вопроса послевоенного устройства мира лидеры СССР, США и Великобритании решили в феврале 1945 года собраться в Крыму.

16 сентября 1944 года военные действия на Черном море завершились и Черноморский флот был исключен из состава действующих. За время боевых действий флот потерял крейсер, 14 эскадренных миноносцев и лидеров, 28 подводных лодок, 2 сторожевых корабля, 20 тральщиков, 54 охотника за подводными лодками, 60 торпедных и 43 сторожевых катера, 1126 самолетов.

Безвозвратные потери составили 8144 офицера, 12 596 старшин и сержантов и 61654 матроса и солдата. 83 соединения и части Черноморского флота были удостоены правительственных наград и отличий, более 50 тысяч награждены орденами и медалями, а 227 черноморцев стали Героями Советского Союза. В ознаменование 20-летия Победы в Великой Отечественной войне Черноморский флот был награжден орденом Красного Знамени.

В начале февраля 1945 года Черноморский флот снова привели в повышенную боевую готовность. Ему предстояло обеспечить встречу Сталина, Рузвельта и Черчилля в Ялте. Флот был готов к отражению внезапных налетов авиации противника. Пока шла встреча, в немедленной готовности к вылету находилась вся истребительная авиация. Была повышена готовность зенитной артиллерии, а в море патрулировала крупная группировка надводных кораблей.

В начале 1945 года, руководители трех союзных держав со всей серьезностью начали готовиться к предстоящей конференции. Предусматривались все сколько-нибудь значимые детали, включая и кодовое название.

У. Черчилль направляет И. В. Сталину личное и строго секретное послание. Я жду этой важнейшей встречи, пишет он, и я доволен, что Президент Соединенных Штатов готов предпринять это далекое путешествие. Мы договорились, если Вы согласитесь, о том, чтобы в качестве кода предстоящей встречи в Ялте было выбрано слово «Аргонавт».

Сталин ответил согласием «незамедлительно и безусловно». Ф. Рузвельт, составляя письмо в Лондон, не удержался от комментариев: «Ваше предложение — «Аргонавт» — приветствую. Вы и я их прямые потомки». Ясно, что тем самым в секретное название конференции вкладывался определенный смысл, вполне понятный «прямым потомкам».

Для обеспечения безопасного проведения этой исторической встречи были привлечены тысячи русских, американских и британских сотрудников служб охраны и безопасности, солдаты и матросы стран участников конференции. Принимали в этом участие корабли и личный состав Черноморского Флота.

2 и 3 февраля 1945 года советские эсминцы и три американских морских тральщика обеспечивали перелет американской и британской делегаций в Саки. В Севастополь прибыл штабной корабль Средиземноморского флота США «Катоктин».

К выполнению правительственного задания, которое было поручено Черноморскому флоту, готовились тщательно и скрытно. Подготовка кораблей группы обеспечения проходила под контролем исполняющего обязанности Командующего ЧФ вице-адмирала Басистого - начальника штаба ЧФ. Предварительно с каждым командиром корабля была проведена индивидуальная беседа. Первого февраля 1945 года отряд военных кораблей ЧФ для обеспечения перелетов президентских самолетов уже находился в море, каждый командир корабля имел боевое распоряжение и инструкции о порядке взаимодействия сил флотов и авиации.

Корабли были рассредоточены на 300 километровом отрезке по маршруту Бургас — Саки с интервалом 30-40 миль. В эти дни погода была очень плохая — низкая облачность и дул сильный ветер. Различить самолет на фоне затянутого облаками неба было не возможно. Точное время перелета президентских самолетов из болгарского города Бургас до советского города Саки держалось в тайне

Подготовка к конференции

8 января 1945 года народный комиссар внутренних дел Л. П. Берия подписал сов.секретный приказ № 0028 «О специальных мероприятиях по Крыму», которым предусматривалось приведение в готовность зданий и оборудования, организация связи и чекистско-войсковая охрана объектов, предназначенных для размещения участников Крымской конференции. Вскоре он подписал еще один приказ — «Об организации и обслуживании связи между Москвой и Крымом».

А уже в конце месяца, 27 января, Берия направил Сталину докладную записку об окончании подготовительных мероприятий по приему, размещению и охране участников Крымской конференции.

В докладной Л. Берии от 27 января 1945 года И. В. Сталину аэродрому Саки было отведено значительное место. Аэродром Саки располагался в 65 километрах северо-западнее Симферополя. Он имел две бетонные взлетно-посадочные полосы, одна длиною 1400 метров, другая 1000 метров и мог обеспечить прием самолетов всех типов. Наряду с этим были подготовлены аэронавигационное оборудование, метеослужба, связь и места стоянки самолетов. Проведен подбор и укомплектование обслуживающего персонала и переводчиков.

В качестве запасных аэродромов, на случай закрытия туманами аэродрома Саки, планировалось использовать аэродромы: Сарабуз (Крым), Геленджик (район Туапсе) и Одесса.

Далее Берия сообщает вождю, что для заправки самолетов доставлено на место 1500 тонн авиабензина «Б-100» и соответствующее количество авиа масел.

20-го января т. г. аэродром Саки посетил американский генерал Хилл, который заявил, что аэродром полностью подготовлен к приему самолетов английской и американской делегаций, а отдельные помещения обеспечивают нужды летно-технического состава.

В начале 1945 года, несмотря на то, что советские войска подошли к границе Германии, враг еще был силен и коварен. Планируя встречу глав союзных держав на аэродроме Саки, командование знало, что Крым находится в радиусе действия немецкой авиации, находившейся в Северной Италии и Австрии, поэтому нападение с воздуха не исключало.

Для противовоздушной обороны Крыма было выделено 160 истребителей ВВС Военно-Морского флота и истребительной авиации ПВО Красной армии, которая дислоцировалась на аэродромах Альма-Тамак, Качи, Куликово поле, Херсонесский Маяк. Самолеты должны были действовать на перехвате противника в море на расстоянии 100-150 км и на всей территории Крыма, а ночью вне зоны зенитной артиллерии.

Для прикрытия аэродрома Саки и обеспечения базирования англо-американских самолетов на аэродроме имелось 155 зенитных пушек, в том числе 7 батарей 85 мм, 2 батареи 40 мм и 4 взвода 30 мм пушек, ПВО аэродрома оснащена одним прибором «СОН-2»и одним «РУЗ-2».

Батареи ПВО аэродрома были рассчитаны на ведение семислойного огня на высоту до 9000 метров прицельного огня на высоту 4000 метров и заградительного огня на расстояние до 5 километров до аэродрома.

Истребительная авиация ПВО аэродрома Саки состояла из 32 самолетов, из них — 6 ночников «Китихаук» . Кроме того, на аэродроме Сарабуз базировалось два полка истребительной авиации в составе 55 самолетов «ЯК-9» ПВО страны, которые одновременно могли быть использованы и для защиты аэродрома Саки.

Для усиления противовоздушной обороны аэродромов Саки и Сарабуз Командованием ВВС Военно-морского флота были вызваны из других авиачастей 90 истребителей и полк защитной артиллерии в составе 24 пушек 85 мм и 30 пушек мелкокалиберной зенитной артиллерии.

Начальником ПВО аэродромов приказом Наркома Военно-морского флота был назначен командующий ВВС Черноморского флота генерал-полковник Ермаченков.

Ответственными за обеспечение должностного порядка на аэродроме Саки приказом Берии были назначены генерал-майор В. М. Новиков — заместитель начальника 1-го отдела Главного управления контрразведки «Смерть шпионам» (СМЕРШ) Наркомата Обороны СССР и полковник Г. С. Ананов из 3-го управления НКГБ СССР .

Забегая вперед отметим, что после успешного завершения Крымской конференции, 1021 человек были представлены к награждению орденами и медалями, из них 782, т. е. 76 % сотрудники комитета госбезопасности и комитета внутренних дел.

Несколько лет спустя посол СССР в Великобритании Ф. Т. Гусев рассказывал: «Помню, с каким большим волнением ожидали мы прибытия союзников на аэродром. Каждый из нас ощущал себя причастным к событию огромной исторической важности. От исхода встречи в Крыму зависели судьбы мира»

Для того, чтобы провести встречу руководителей великих держав антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании на крымской земле, требовалась большая организационная работа.

Организация и руководство на месте всеми подготовительными работами были возложены на первого заместителя наркома МВД СССР Круглова С. Н.

Предусматривались работы по ремонту дворцов и зданий в Ливадии, Кореизе и Алупке. Круглову С. Н. предписывалось организовать работы таким образом, чтобы каждый объект (имелись в виду Ливадия, Кореиз, Алупка) представлял собой законченное самостоятельное хозяйство.

То есть, каждый объект должен быть обеспечен электроэнергией, водоснабжением, продовольствием, связью, автотранспортом, топливом, горючим, продовольственными складами, холодильными установками, необходимыми запасными частями и материалами.

В течение двух месяцев (декабрь 1944 г. — январи 1945 г.) были проведены работы большого объема. Достаточно сказать, что для этих целей в Крым было доставлено более 1500 вагонов различных материалов, оборудования, мебели. Только на приведение Ливадии в порядок было затрачено 20 тысяч человеко-дней.

27 января 1945 года на имя Председателя ГКО И.В. Сталина поступила докладная записка от наркома МВД СССР об окончании подготовительных работ для приема, размещения и охраны участников Крымской конференции.

В документе сообщалось, что на данный момент подготовлены и соответственно оборудованы три дворцовых здания (Ливадийский, Алупкинский, Кореизский), шоссейная дорога, которая их связывает, приведена в должный порядок.

В бывшем Юсуповском дворце, который был определен для советской делегации, в его главном корпусе было подготовлено 20 комнат площадью 610 м2, в том числе прием зал в 77 м2. Подготовлены были три корпуса, прилегающие к основному зданию дворца, из 30 комнат площадью 550 м2. Все помещения оборудованы мебелью, постельными принадлежностями, сервировкой и другим инвентарем. Помещения были обеспечены автономным электроосвещением, водоснабжением, отоплением, вентиляцией, горячей водой, холодильными установками.

Во дворце был организован узел связи: станция ВЧ, телеграф «Бодо», которые обеспечивали связь с Москвой, фронтами, со всеми пунктами страны. АТС, которая действовала внутри дворца, а также с английской и американской делегациями, с портами и аэродромами.

Было сооружено бомбоубежище 1-й категории, где в качестве защитного устройства уложен железобетонный тюфяк 2-метровой толщины, покрытый слоем песка в один метр, а против действия взрывной волны — здание на глубину до 5 метров было обложено бутовым камнем. Бомбоубежище расположено в 100 метрах от дворца, состояло из 3 комнат площадью 61 м2, имело два самостоятельных хода, обеспечивалось электроэнергией и необходимыми средствами связи.

Дли размещения главы американской делегации и его ближайшего окружения был подготовлен Ливадийский дворец с 43 комнатами площадью 1902 м2. Для сопровождающих лиц 48 комнат площадью 1203 м2 в бывшем свитском корпусе. Кроме этого, для обслуживающего персонала в Ялте было организовано общежитие с самостоятельной кухней и столовой на 60 мест. При необходимости в общежитии можно было разместить 100 человек.

В Ливадии была налажена работа отопительной системы, водопровода, электроосвещения, горячего водоснабжения. Во дворце была установлена АТС на 20 номеров, которая связывала с помещениями советском и английской делегаций, а также с портами и аэродромами. В подвале дворца было оборудовано бомбоубежище 2-й категории (гарантировавшее здание от обвала). Были приведены в порядок парк и подъездные пути к дворцу.

20 января американский адмирал Олсен осмотрел помещения американской делегации и дал хорошую оценку.

Для размещения главы английской делегации и его ближайшего окружения в главном корпусе бывшего Воронцовского дворца были подготовлены 22 комнаты площадью 600 м2, в том числе три отдельные трехкомнатные квартиры со всеми удобствами.

В бывшем Шуваловском корпусе дворца были подготовлены 23 комнаты площадью 899 м2 для участников конференции, в 2 километрах от дворца были подготовлены два здания из 23 комнат площадью 546 м2, а также 24 комнаты в доме отдыха военного округа как общежитие на 100 мест. Были приведены в порядок парк и подъездные пути. Организована АТС на 20 номеров, которая давала возможность поддерживать связь с советской и американской делегациями обеспечивать связь с портами и аэродромами.

В распоряжение американской и английской делегации выделялись до 15 легковых автомашин, 20 автомашин «виллис» и 5 грузовых автомашин. Ко всем телефонным станциям были прикреплены сотрудники, владеющие английским языком. Было налажено продовольственное обеспечение для всех делегаций. На объектах созданы запасы живности, дичи, гастрономических, бакалейных, фруктовых, кондитерских изделии и напитков. Из ближайших районов организована доставка различной живности, дичи, свежей рыбы, вин, фруктов и других продуктов. Специально была оборудована хлебопекарня с квалифицированными работниками хлебопечения, на месте была организована ловля свежей рыбы.

Для обеспечения своевременной доставки корреспонденции из Москвы на время работы конференции выделялось 10 самолетов. Для выполнения специальных заданий главы советской делегации на месте стояли в готовности два самолета дивизии особого назначения ВВС КА, пилотируемые генерал-майором авиации Грачевым и подполковником Асафьевым.

Для обеспечения охраны и безопасности участников Крымской конференции и обслуживающего персонала весь район пребывания и передвижения участников был разбит на пять оперативных секторов.


Первый сектор — аэродром Саки — город Симферополь;

Второй сектор — город Симферополь;

Третий сектор — город Симферополь — Алушта включительно;

Четвертый сектор — город Алушта — Ялта — Байдарские ворота включительно;

Пятый сектор — Байдары — город Севастополь.

Для регулирования движения на шоссейных дорогах Саки — Симферополь — Алушта — Ялта — Севастополь — Симферополь был задействован специальный батальон (120 чел.), прикомандированный из Москвы. Были проведены все необходимые мероприятия, обеспечивающие прием тяжелых самолетов, судов и пропуск литерных поездов, с организацией в аэропортах необходимых помещений для устройства личного состава экипажей самолетов и их питания.

20 января 1945 г. аэродром Саки посетил американский генерал Хилл, который отметил, что аэродром полностью подготовлен к приему самолетов английской и американской делегации, а отведенные помещения (на 500 мест) обеспечивают нужды летно-технического состава.

Для стоянки английских и американских судов был выделен порт Севастополь. Здесь были созданы запасы топлива, питьевой и котельной воды. Приведены в должное состояние причалы, маяк, навигационное и противолодочное оборудование, проведено дополнительное траление в бухтах и по фарватеру, подготовлено достаточное количество буксиров и других плавсредств.

Аналогичные работы проведены в порту Ялта, который при хорошей погоде мог быть использован для стоянки кораблей.

Учитывая обстоятельства военного, периода и то расстояние, на котором находился Крым от линии фронта на период Крымской конференции, были приняты меры по обеспечению района Ялты — Ай-Тодора — Симеиза противовоздушной обороной средствами ПВО. Сюда было доставлено 70 орудий среднего калибра, 120 орудий мелкокалиберной зенитной артиллерии, 99 зенитных пулеметов и 25 зенитных прожекторов. Для прикрытия Крыма с воздуха было выделено 160 истребителей ВВС ВМФ и истребительной авиации ПВО Красной Армии. Это были самолеты ЯК-3 и ЯК-9. Экипажи самолетов в основном — «ночники». Предполагалось, что днем самолеты будут действовать на перехвате противника в море на расстоянии до 100—150 километров и на всей территории Крыма, ночью вне зоны зенитной артиллерии. Командующим всех средств ПВО на территории Крыма был назначен начальник ПВО особого района генерал-лейтенант артиллерии Лавринович Л. П.

Советским руководством принимались особые меры по обеспечению охраны конференции как общего плана, так и каждой делегации в отдельности.

НКВД СССР заблаговременно, до начала конференции направило в Крым четыре полка войск НКВД, в том числе полка специально подготовленных для несения охраны 500 человек особо отобранных офицеров охраны, 1200 человек оперативных работников, мотоциклетный отряд в 120 человек.

Для охраны главы советской делегации, кроме имеющейся охраны, дополнительно было выделено в распоряжение т. Власика Н. С. (нач. охраны Сталина) 100 оперативных работников и отряд охраны из 500 человек бойцов сводного полка НКВД.

Для американской и английской делегаций были назначены начальники охраны и коменданты помещений.

Был установлен строгий пропускной режим и для обслуживающего персонала. Вокруг помещений глав делегаций были установлены дна кольца войсковой охраны, а с наступлением темноты организовывалось третье кольцо войскового дозора со служебными собаками.

Для охраны шоссейных дорог Крыма, разбитых па 5 секторов (которые упоминались ранее), где было организовано семь контрольно-пропускных пунктов, было выделено 1800 бойцов и командиров и 783 оперативных работника, а также 10 переводчиков. Каждый сектор охраны действовал в радиусе 20 км.

Для доставки советской делегации в Крым во главе со Сталиным был подготовлен специальный поезд, была разработана специальная система его охраны.

Надо заметить, что советская делегация па Крымскую конференцию прибыла поездом из Москвы в Симферополь 1 февраля 1945 года. И. В. Сталин на легковой машине сразу отправился на Южный берег Крыма, а В. М. Молотов остался на некоторое время в Симферополе. Затем выехал в Саки, чтобы встречать американскую и английскую делегации.

Прибытие участников конференции

Президент США Ф. Д. Рузвельт и премьер-министр Великобритании У. Черчилль, на о. Мальта, выработали стратегический план предстоящей встрече с И. В. Сталиным и в ночь на 3 февраля вылетели в Крым.

Позже У. Черчилль сказал: «Началось великое переселение». В ночь со 2 на 3 февраля 1945 года с аэродрома о. Мальты американские и английские самолеты с интервалом в 10 минут начали подыматься в воздух. Необходимо было перевезти по воздуху более 700 человек. Только американская делегация состояла из 135 человек — это министры, советники, дипломаты, начальники штабов и др., и еще 300 человек обслуживающего персонала.

Каждое официальное лицо имело свой самолет. Расчет был сделан в целях безопасности перелета членов делегаций. Всего в этот день в Саках произвели посадку 20 американских транспортных самолетов и 16 истребителей эскорта. На протяжении всего перелета самолеты поддерживали радиосвязь с военным аэродромом Саки.

Каждый самолет встречали наши истребители в определенной точке над Черным морем и сопровождали его до самого аэродрома Саки. Затем разворачивались и снова летели на встречу со следующим самолетом. Эта процедура приема гостей продолжалась более 4 часов.

Первым в Саки прибыл премьер-министр Великобритании У. Черчилль, спустя час прилетел президент США Ф. Рузвельт.

На аэродроме их встречали нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов, его зам. А. Я. Вышинский, посол СССР в США А. А. Громыко, посол СССР в Англии Ф. Т. Гусев, посол США в СССР У. А. Гарриман, посол Англии в СССР А. К. Керр.

Ф. Рузвельт летел на новом, специально построенном, четырехмоторном транспортном самолете Си-54 «Священная корова». Вместе с президентом летела дочь Анна, врач, начальник личного штаба У. Леги, охрана и др.

Перелет в условиях военного времени осуществлялся при потушенных бортовых огнях. В то время Си-54 считался самым совершенным авиалайнером: в каюте президента стояли большой раскладывающийся диван, два мягких кресла, стол, радиоприемник, в самолете был небольшой конференц-зал и даже маленькая душевая. Кухня оснащена электроплитой, холодильником, духовкой, миксером, здесь можно было пользоваться холодной и горячей водой. Электрический лифт устанавливался специально для Ф. Рузвельта, а когда им не пользовались, он «складывался».

На аэродроме Саки самолет президента США приземлился 3 февраля 1945 года в 12 часов 15 минут. Узнав, что самолет Черчилля должен приземлиться с минуты на минуту, он решил задержаться в салоне. Но вскоре премьер-министр Великобритании уже спешил к «Священной корове». Рузвельта, спустившегося из лайнера лифтом, два филиппинца перенесли в расчехленный «Виллис». Затем вместе с У. Черчиллем, В. Молотовым и другими руководителями государств, которые шли рядом с его машиной, все двинулись мимо почетного караула.

Адмирал У. Леги писал, что во время приема высоких гостей в их честь был выстроен почетный караул: «Я особенно запомнил русский оркестр, сопровождавший парад. Он играл великолепную музыку и имел необычные знамена»

Недалеко от взлетной полосы была устроена специальная палатка, где можно было согреться, съесть бутерброт, выпить русской водки и чаю. Отказавшись от посещения организованного в палатках буфета, Ф. Рузвельт, его дочь Анна и сопровождающие его должностные лица отправились на автомашинах в восьмичасовой путь в Ялту.

У. Черчилль в воспоминаниях о событиях 1945 года писал так: « после продолжительного полета в холодную погоду мы приземлились на аэродроме, покрытом глубоким снегом. Мы инспектировали почетный караула: президент, сидя в открытой машине, а я — шагал рядом с ней. Потом наша группа направилась в большой шатер, чтобы подкрепиться вместе с Молотовым и членами русской делегации, которые приехали нас встречать».

От Сак до Ялты можно было проехать по трем основным дорогам. Через Севастополь и невысокий Байдарский перевал вдоль южного берега Крыма до Ливадии. Второй путь лежал по царской дороге через ст. Сюрень, что находится между Севастополем и Бахчисараем и далее через высокогорный перевал Ай-Петри и далее к дворцу. И третий путь проходил через Симферополь и Ангарский перевал, Алушту и далее до Ялты.

Война еще не закончилась и Крым, как предполагаемое место встречи глав трех государств находился под пристальным вниманием германской разведки. Немцы недавно ушли из Крыма, но на полуострове осталась разветвленная сеть их резидентов, сотрудников полиции и немецкой администрации городов и сел. Если учесть, что больше десяти батальонов татарских ополченцев перешедших на сторону немцев, объединяли несколько тысяч крымских татар с оружием, угроза диверсий была чрезвычайно велика.

Для охраны трассы, по которой должны были проехать руководители правительственных делегаций в Крым прибыли более 3000 бойцов и офицеров НКВД, СМЕРША и других специальных подразделений, среди которых было много женщин. Все они были расставлены вдоль трассы от Сак через перевал Ай-Петри до Ялты и обеспечили безопасный проезд правительственных кортежей.

После освобождения Крыма от германских войск прошло чуть более полугода, и дворцы Южного Берега Крыма были в состоянии принять делегации. Премьер-министру Великобритании сэру У. Черчиллю был отведен под резиденцию Воронцовский дворец, а часть делегации Великобритании разместилась также на английском военном корабле «Франкония», стоявшем на рейде Ялты. Президенту США Ф.Рузвельту был отведен Белый дворец в Ливадии, а советская делегация во главе со И.Сталиным разместилась в бывшем Юсуповском дворце.

Конференция

За несколько дней до начала конференции был объявлен список лиц, входящих в правительственную делегацию от Военно-Морского Флота СССР. Возглавлял Военно-морскую группу нарком Кузнецов. Кроме него включены были: командующий ВВС ВМФ маршал авиации Жаворонков, вице-адмирал Кучеров, контр-адмирал Бологое и вице-адмирал В.Касатонов.

Начались первые официальные контакты между делегациями. Посол США в СССР А. Гарриман в 0 час. 10 минут 1 февраля в Кореизе посещает министра иностранных дел СССР В. М. Молотова. При встрече он заявляет, «что, во-первых, он пришел для того, чтобы поблагодарить Молотова от имени президента за все удобства, которые предоставлены президенту. Президент очень доволен всем и нисколько не чувствует себя утомленным после перелета и посадки на автомобили, ...что президент хотел бы сначала обсудить военные вопросы», имелось в виду на пленарных заседаниях.

Гарриман также заявил, что «президент высказал мысль, что, может быть, маршал Сталин во второй половине дня 4 февраля заедет к нему для личной встречи. После этой личной встречи, по мнению президента, могло бы состояться официальное заседание с участием Черчилля».

Молотов ответил, что «ему известно мнение маршала Сталина по вопросу, затронутому Гарриманом. Маршал Сталин, считаясь с удобствами президента, предлагает, чтобы все заседания проходили в доме, где остановился президент. Маршал Сталин считает целесообразным начать совещание с обсуждения вопроса о Германии. При этом маршал Сталин предлагает сначала обсудить военную часть, а затем политическую часть этого вопроса».

Гарриман высказал пожелание президента 4 февраля «...пригласить на ужин маршала Сталина и премьер-министра».

С этого рабочего момента берет начало Крымская конференция. 4 февраля, в 12 часов, министр иностранных дел Великобритании А. Иден прибыл в Юсуповский дворец на встречу с В. М. Молотовым, которая продолжалась 30 минут. На этой встрече были согласованы вопросы повестки дня первого пленарного заседания, место совещания руководителей трех союзных держав — Ливадийский дворец, примерная продолжительность конференции (5—6 дней). Иден вышел с предложением опубликовать коммюнике о встрече и обосновал причины этого действия. Молотов на это заметил, «что это зависит от желания наших гостей».

В 15 часов И. В. Сталин посещает У. Черчилля в Воронцовском дворце и в 16 часов — Ф. Рузвельта в Ливадийском дворце.

Встреча И. В. Сталина и Ф. Рузвельта проходила в кабинете президента. Во время продолжительной беседы затрагивались различные военные и политические вопросы.

Рузвельту очень понравилась Ливадия. Он уже до встречи со Сталиным успел осмотреть окрестности этого замечательного места. Сохранились кинокадры, когда Рузвельт с дочерью па машине объезжает Ливадийскнй парк. При встрече со Сталиным он говорит, «что он чувствует себя в Ливадии очень хорошо. Когда он не будет больше президентом, он хотел бы попросить у Советского правительства продать ему Ливадию. Он очень любит лесоводство. Он посадил бы большое количество деревьев на горах вблизи Ливадии».

После этой беседы Сталин, Рузвельт и Черчилль, который прибыл в Ливадийский дворец к 17 часам, прошли в большой зал дворца на первое пленарное заседание Крымской конференции…

В ходе работы конференции были обсуждены различные вопросы, в том числе и территориальные.

Была решена судьба Западной Украины.

Наконец земли, на которых проживали этнические украинцы были объединены. Для Украины это означало официальное признание территориальных приобретений 1939 — 1945 гг., и воссоединения украинских земель.

11 февраля Ялтинская конференция завершилась. Результатами ее члены военно-морской группы, были более чем довольны. В день закрытия стало известно, что в принципе Сталиным уже решены вопросы о возвращении СССР южной части Сахалина, передаче нам Курил, восстановлении аренды Порт-Артура у Китая и т.д.

В последний день работы конференции, 11 февраля, Сталин, Рузвельт и Черчилль во время обеда в столовой президента подписали Коммюнике конференции и Соглашение, в котором предусматривалось, что Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников через два— три месяца после разгрома Германии.

При подписании Коммюнике главы правительств согласились передать его текст по радио в понедельник, 12 февраля 1945 года, в 23 часа 30 минут по московскому времени, одновременно в Москве, Лондоне и Вашингтоне. На следующий день Коммюнике было опубликовано в центральной прессе СССР, США, Великобритании.

Севастополь встречает гостей

Пока в Ялте проходили переговоры Черноморский флот обеспечивал безопасную стоянку американских и английских кораблей, прибывающих в Севастополь для связи глав правительств стран — участников Ялтинской конференции.

После выполнения первой части задания в Севастопольскую бухту вошли три американских тральщика, корабль связи Президента США Рузвельта «Катоктин» и корабль управления ВМС Великобритании, раннее курсирующий на линии Лондон — Сидней, военный транспорт «Уильям Блоунт». Прослышав о серьезной минной опасности на подходах к Севастополю, американцы захватили с собою и тральщики.

Проводка и постановка иностранных кораблей в Севастопольской бухте обеспечивалась штурманской службой Черноморского флота. Перед постановкой американских и британских кораблей на места стоянок, рейд севастопольской бухты еще раз был тщательно обследован на предмет наличия немецких донных мин. Корабли охранения ЧФ блокировали вход в Севастопольскую бухту на случай возможных диверсий. Британский штабной корабль стоял на бочках у северной стороны, а американский корабль связи был поставлен у причала «Угольный»

Севастопольцы, узнав о заходе военных кораблей союзников в Севастополь, высыпали на Приморский бульвар и большим интересом наблюдали постановку кораблей на стоянки.

Большой штабной корабль ВМС США «Катоктин» поставили в Северной бухте, в районе Угольной стенки, усилили наблюдение за воздухом и водной средой. Все корабли эскадры имели в боевой готовности дежурные зенитные автоматы и расчеты. Командирам кораблей был запрещен сход с кораблей, и часть новых крейсеров и миноносцев стояли с прогретыми машинами.

Постоянно один из кораблей находился у Херсонеса для осуществления связи с самолетами союзников, которые постоянно с конца января прилетали на аэродром Саки с южного направления. Для возможного оказания помощи на случай аварии и посадки самолетов на воду, в базе дежурили быстроходные эсминцы.

Черноморская эскадра действовала с большим напряжением, пока все высокие гости не улетели. Командующего Черноморским флотом пригласили к себе на корабль американские офицеры. Американцы вели себя очень дружелюбно, раскованно, говорили о скорой победе над Германией. Все они довольно слабо представляли усилия Советского Союза по разгрому гитлеровцев. Много говорили о морских битвах в Атлантике, о больших экономических возможностях США. Среди американских штабных офицеров безошибочно можно было определить ряд личностей, которые явно были разведчиками.

На следующий день, в Доме офицеров флота на втором этаже Командованием ЧФ был устроен банкет в честь американских и британских моряков.

В течение переговоров глав государств, проходящих в Ливадийском дворце, в Севастополе военные моряки проводили совместные вечера-концерты, встречи с жителями города, которые, как отмечала пресса, носили доброжелательный и дружеский характер. Американцы знакомились с разрушенным городом и его историческим прошлым.

Необходимо напомнить, что же представлял собой Севастополь в феврале 1945 года, через девять месяцев после его освобождения.

С окончанием боевых действий на морском театре Черноморский флот приступил к ликвидации последствий, еще гремевшей на западе войны — тралению мин на Черном и Азовском морях и на Дунае. При этом, особое внимание уделялось разминированию фарватера главной базы флота.

Только 5 ноября 1944 г. основные силы Черноморского флота смогли возвратиться в Севастополь. Однако здесь моряков ожидало еще немало трудностей: город лежал в руинах, разрушенным оставался причальный фронт, не было жилья, недоставало электроэнергии и воды. Перед бегством фашисты полностью уничтожили коммунальное хозяйство, взорвали и разграбили промышленные предприятия, культурные учреждения.

Много потрудились флотские минеры над разминированием развалин города. С момента освобождения Севастополя они обнаружили и обезвредили 1115 тыс. бомб, мин и артиллерийских снарядов. По кольцу города под усиленным контролем конвоиров работали пленные немцы и румыны. Они разбирали завалы, очищали проезды улиц. Руководил этими работами немецкий генерал, который перемещался по городу в своей форме на бричке и носил белую повязку на левой руке. Необходимо отметить, что четкий порядок, заведенный в фашистской армии, соблюдался и среди пленных. Советским конвоирам запрещалось вмешиваться в действия немецкого генерала, который часто использовал плеть для наказания провинившихся пленных немцев.

Работы было очень много, разрушения главной базы были колоссальные. Перед войной Севастополь был Главной базой Черноморского Флота, со всеми присущими этому военному понятию «атрибутами». Штаб Флота, штабы соединений и узлы связи, причалы для надводных кораблей, подводных лодок и торпедных катеров, три аэродрома для гидросамолетов, береговые базы, склады и арсеналы артбоеприпасов, технического и шкиперского имущества, продовольствия, топлива и др. Количество офицеров, старшин и матросов превышало десятки тысяч человек. В военном гарнизоне до войны располагалось более 200 военных городков со своими здания, сооружения, инженерной инфраструктурой, домами для проживания офицерского состава. Война не пощадила ничего. Практически в середине 1942 года города уже не было.

Немцы хозяйничали в Севастополе до мая 1944 года и за это время восстановили ряд домов, наладили водоснабжение, железнодорожное сообщение, мосты, связь, судоремонтное производство. Но, уходя из Севастополя, фашисты взорвали все что могли, остальное заминировали.

В архивах автора статьи наряду с полной характеристикой Севастопольских военных городков довоенного периода, хранится комплект фотографий, сделанных по заданию Командующего ЧФ группой офицеров ЧФ в период мая — августа 1944 года, сразу же после освобождения города.

Практически главной базы ЧФ и города не было, были нечетко выраженная сетка городской застройки, очертания бывших улиц, кварталов, военных сооружений, подземных складов и др. Вот, что предстояло увидеть гостям на месте некогда величественного города. Что касается окраин города, то на фоне центра, они пострадали меньше. На горе Матюшенко было разрушено треть зданий, на Корабельной ─ менее половины. Вообще частный сектор пострадал меньше. Но в центре можно было отремонтировать только четыре здания

«…..что и говорить, Севастополь представлял собой в ту пору страшное зрелище — сплошные руины. Но среди развалов уже кипела жизнь, люди расчищали улицы, восстанавливали дома. Посреди бухты дымил линкор «Севастополь» в окружении стоявших на бочках крейсеров. У Минной стенки замерли эсминцы..» — пишет в своих воспоминаниях очевидец событий адмирал В.Касатонов.

Сталин осался доволен результатами конференции. Может быть, именно поэтому им был отдан приказ о награждении всех офицеров, принимавших участие в ее проведении.

После окончания конференции, главы союзных делегаций решили осмотреть Севастополь.

Первым, 11 февраля 1945 года город посетил Президент США, который проследовал по единственной дороге идущей из Ялты в Севастополь — Лабораторному шоссе, мимо разрушенных Лазаревских казарм и останкам разрушенной одноэтажной Корабельной стороны.

Как и на протяжении всей конференции, в день посещения гостями Севастополя в Крыму была великолепная солнечная погода. И на фоне такой погоды особенно сильное впечатление оставляли разрушения, причиненные войной: от города почти ничего не осталось. Президент был поражен разрушениями, причиненными войной.

Спустившись по Ушаковой балке и протиснувшись сквозь чудом уцелевший проезд под каменным акведуком, президентский кортеж прибыл на причал Угольный, где Ф. Рузвельта перенесли на корабль связи. Связавшись оттуда с Каиром и уточнив детали предстоящего совещания, Президент США с борта корабля осмотрел разрушенный Севастополь. Переночевав на военном корабле, 12 февраля Ф. Рузвельт выехал в Саки, откуда самолетом вылетел в Каир на совещание. Провожал Президента на аэродроме министр иностранных дел Молотов. Через день все американские корабли покинули гостеприимный Севастополь, взяв курс на пролив Босфор.

Черчилль в Севастополе

13 февраля 1945 года сэр У.Черчилль со своей дочерью Сарой приехал в Севастополь. Будучи в Крыму, британский премьер-министр не мог не посетить места, связанные с британской историей. Премьер-министр Великобритании не мог вернуться на родину, не побывав в «Долине Смерти» и на Каткартовом холме, не отдав дань уважения своим соотечественникам.

Примечание: У.Черчилль является потомком знаменитого рода Мальборо, в 1893 году, с третьей попытки поступает в известное английское военное училище Сэндхерст, но не пехотную школу, чего хотел отец, а в кавалерийскую В кавалерии же и содержание самого офицера стоило дороже, а кроме того, ему приходилось иметь еще по нескольку лошадей для служебных целей, для спорта и охоты. Следовательно, кандидатов для зачисления в кавалерию было значительно меньше, и вопрос решался по существу лишь тем, может ли будущий кавалерист обеспечить себе необходимое содержание.

Закончив военное училище, У.Черчилль попадает служить в 4-й гусарский полк, который в октябре 1854 года принимал участие в знаменитом Балаклавском сражении, а осенью 1896 г. был направлен в Индию. При высадке в Бомбее с Уинстоном произошел несчастный случай. Подойдя к берегу на маленькой лодочке при довольно значительном волнении, он схватился правой рукой за большое металлическое кольцо, вделанное в стену пристани. Лодка ушла из-под ног, Уинстон повис на руке и вывихнул плечо. Впоследствии вывих все время сказывался, и Уинстон мог пользоваться правой рукой весьма ограниченно. ( Кстати главнокомандующий британской армией в Крыму Лорд Раглан вообще был без правой руки) Он был страстным игроком в поло, и его очень огорчало, что вывих мешал ему развернуть свои спортивные способности в полной мере. Важнее, однако, было другое. Ослабленная правая рука мешала ему пользоваться традиционным оружием кавалеристов — шашкой. Уинстону пришлось сменить шашку на автоматический пистолет маузер, что в дальнейшем, между прочим, спасло ему жизнь.

У.Черчилль изъявил желание увидеть эти места, о чем он вспоминает в своей книге Вторая Мировая война (т.6. «Триумф и трагедия»). В ней он пишет: «Днем 13 февраля я побывал там вместе с начальниками штабов и русским адмиралом, командующим Черноморским флотом (на самом деле это был начальник штаба ЧФ вице-адмирал Басистый). Оглядывая местность, можно было себе представить ту ситуацию, с которой столкнулся лорд Раглан около 90 лет назад. Мы посетили его могилу утром и были очень поражены той заботливостью и вниманием, с которым за ней ухаживали русские».

К сожалению, в этих словах скрыта неточность. Фельдмаршал лорд Раглан, главнокомандующий британскими войсками в Крыму и на Востоке в целом, скончался 28 июня 1855 года от холеры. Ему тогда было 67 лет. Будучи молодым офицером, он принимал в 1815 году участие в битве при Ватерлоо, где потерял правую руку.

Через несколько дней после смерти 3 июля 1855 года гроб с телом фельдмаршала был погружен на борт корабля «Caradoc» и отправлен в Британию тем же вечером. На пяти километровом пути от британской Главной квартиры до Камышовой бухты, по обеим сторонам дороги, был выстроен почетный караул из британских и французских солдат. Гроб везли на специально изготовленном катафалке, а по краям его на лошадях следовали командующие французской, итальянской, турецкой и британской армиями в Крыму.

Кстати, в тот же день 3 июля правительство Британии назначило 2 пенсии леди Раглан и старшему сыну фельдмаршала. 24 июля 1855 года «Caradoc» прибыл в Бристоль, а через 2 дня 26 июля останки лорда Раглана были захоронены в фамильном склепе в Бэдминтоне. Таким образом, могила лорда находится в Англии. Но в Крыму, где рядом с британской Главной квартирой находилось штабное кладбище, осталась плита с надписью о смерти Лорда Раглана. (6-й км. Балаклавского шоссе, плодово-овощные склады)

Очевидно, именно эту плиту и показали У.Черчиллю ошибочно, как могилу лорда Раглана. Британский премьер посетил также и город Балаклаву, с набережной осмотрел развалины Генуэзской крепости, бухту, где в 1854-56 годах стояли английские корабли и где размещалась Главная база британских войск в Севастополе. С набережной начиналась железная дорога, от Балаклавы до передовых позиций британских войск на Каткартовом холме, длиной 14 км, построенная за семь недель 500 британскими рабочими зимой 1855 года.

А в Балаклавской долине премьер-министр осматривал поле знаменитого Балаклавского сражения 25 октября 1854 года с самой высокой точки — с места, где в 1854 году располагался турецкий редута № 4 — основной «виновник» трагической ошибки Лорда Кардигана.

При осмотре английского офицерского кладбища на Каткартовом холме, где захоронены многие британские герои Крымской войны, произошел забавный случай. Сопровождающий премьер-министра переводчик детально рассказывал о исторических событиях Крымской войны 1854-1856 г.г., показывая линии расположения передовых позициям британцев, линии атаки на 3 русский редут и рассказывал другие подробности тактики ведения осадной войны . А сопровождающий У. Черчилля русский адмирал Басистый постоянно пытался рассказать премьер-министру Великобритании откуда наступали немецкие танки....!

Необходимо отметить, что Каткартов холм является господствующей высотой с отметкой 200 м над уровнем моря и по его территории во время Второй мировой войны проходила линия обороны советских войск.

В ноябре 1854 года на вершине холма, позже названного Каткартов холм, англичане создали английское офицерское кладбище, на котором были захоронены все британские офицеры, погибшие у стен Севастополя. Долги годы до второй мировой войны этот холм был местом паломничества британских потомков. В 1942 году, утопающей в зелени военный погост был выбран для устройства советской зенитной батареи, которая постоянно подвергалась бомбардировкам немецкой авиации. По стечению обстоятельств, немецкие самолеты, бомбившие Каткартов холм, базировались на полевом аэродроме, находящемся именно на месте атаки Легкой бригады генерала Кардигана в октябре 1854 года.

В поездке по Балаклаве и Севастополю британского премьера сопровождали начальник штаба обороны генерал Брук, командующий британской авиацией и первый лорд британского адмиралтейства.

После осмотра останков разрушенного английского кладбища британский премьер увидел разрушенный Севастополь. Проследовав по Лабораторной балке мимо железнодорожного вокзала забитого эшелонами с немецкой военной техникой У.Черчиль прибыл на Графскую пристань, откуда на катере У.Черчилля доставили на британский штабной корабль.

Убытие делегаций

В этот период много забот было у командующего ВВС Черноморского флота генерал-полковника В. В.Ермаченкова. Он был назначен старшим авиационным руководителем при приеме и отправке самолетов глав правительств стран участников конференции, и всей авиации, которая их обеспечивала. При нем находились старшие представители от ВВС США и Великобритании. Пришлось решать множество вопросов.

Хотя американские и английские военные летчики на словах были готовы признавать наши порядки и правила, на деле же они их постоянно нарушали. Речь шла, в частности, о полетах без разрешения в Полтаву, где на большом аэродромном узле базировались американские бомбардировщики Б-29, осуществлявшие челночные рейсы из Англии. Отбомбившись по объектам на территории Германии, они садились в Полтаве, пополняли запасы и на следующие сутки опять вылетали на бомбардировки в Германию с последующей посадкой уже в Англии.

Американцы при рабочих вылетах не придерживались маршрутов полетов, которые заранее были оговорены и нанесены на полетные карты летчиков. Внутренний порядок там, где проживали гости, оставлял желать много лучшего.

12-го февраля 1945 г. Президент США г. Ф. Рузвельт на самолете СИ-54 в сопровождении шести самолетов истребителей «Лайтнинг» вылетел с аэродрома Саки в Каир.

Кстати, за день до окончания встречи глав государств командующий провел последнее совещание с авиационными представителями делегаций. В благоприятном духе согласовали все вопросы перелета. Но непредвиденные обстоятельства чуть было не задержали вылет специально оборудованного самолета Рузвельта. В одном моторе «пошла стружка». Нужно было менять мотор. По американским правилам такую замену могла произвести только заводская бригада. «Ермаченков взял на себя смелость предложить американцам помощь наших техников», — свидетельствовал позднее участник тех событий. После тщательного опробования мотора на всех режимах в воздухе, самолет признали годным для выполнения длительного перелета.

Одновременно вылетели сопровождающие его государственные деятели и советники, участвующие в Крымской конференции.

Переночевав, утром 14 февраля сэр У. Черчилль покинул Севастополь и выехал в сторону Сак. На аэродроме Сак его ожидал британский самолет. Там «был выстроен величественный почетный караул из войск НКВД. Я произвел им осмотр в своей обычной манере, заглядывая каждому солдату в глаза», — писал позже У. Черчилль. Премьер-министра провожали на аэродроме генерал-полковник Жаворонков и другие официальные лица.

14-го февраля 1945 г. — Премьер-министр Великобритании У. Черчилль на самолете СИ-54 в сопровождении шести «Лайтнинг», вместе с государственными деятелями Великобритании — вылетел с аэродрома Саки в Афины.

Покидая Советский Союз, Премьер-министр Великобритании на аэродроме Саки перед микрофоном кинохроники сделал следующее заявление:

«Генерал-полковник авиации Ермаченков, офицеры и солдаты Русской Армии и Военно-воздушных сил, офицеры и солдаты Королевских Военно-воздушных сил, собравшиеся здесь!

С тех пор, как двенадцать дней тому назад мы приземлились на этом аэродроме в разоренном войной Крыму, в мире произошли большие события. Постоянная дружба и сотрудничество трех великих держав были провозглашены более точно и более авторитетно, чем когда-либо раньше.

Теперь нам предстоит вступить в сердце вражеской страны и сокрушить навсегда отвратительную нацистскую тиранию, которая грозила воспрепятствовать движению человечества вперед, его дальнейшему прогрессу. Противник поставил свои преграды на этом пути, и все наши народы вместе, наши три народа и многие другие нации мира, сокрушили эти преграды. В авангарде всей этой борьбы Советская Армия покрыла себя неувядаемой славой.

Мы все обязались работать вместе после окончания нынешней войны для того, чтобы обеспечить более счастливую жизнь и рост благосостояния широких масс народа в каждой стране, для того, чтобы нации получили возможность жить в мире, не боясь больше подлой агрессии, жестокой агрессии, никогда не подвергаясь больше тяготам войны. Перед нами открылись перспективы. Давайте же посвятим достижению этого наши объединенные усилия, наши непоколебимые намерения, нашу неиссякаемую жизненную энергию.

Я рад, что мы сегодня собрались здесь все вместе и что подразделение Королевских Военно-воздушных сил, которое находится здесь с вами, имело возможность узнать, что представляет собой действительно русское гостеприимство. Это семена урожая, который в будущем соберут другие поколения. Эти поколения будут пользоваться плодами нынешних усилий своих отцов.

Я благодарю всех вас, и, покидая землю России, воскресший Крым, очищенный от гуннов благодаря русской доблести, покидая советскую территорию, я выражаю вам и вашим руководителям и, особенно, вашему великому вождю, Верховному Главнокомандующему, Маршалу Иосифу Сталину, благодарность и восхищение доблестным русским народом и его армией, испытываемое британской расой, разбросанной по всему миру, по всем океанам и всем частям Земного шара.

Мы молимся, чтобы русский народ никогда больше не подвергался тяжелым испытаниям, из которых он вышел с такой славой».

Это была одна из сильных речей У. Черчилля, о которой сразу же доложили И. В. Сталину.

От Советского Правительства на проводах присутствовали: Зам. Председателя СНК СССР — В. Молотов, Народный Комиссар ВМФ — Адмирал Флота Н. Кузнецов, Генерал-полковник авиации — В. Ерманченков и другие ответственные государственные лица СССР.

Военные корабли союзников несли дозорную службу до убытия глав делегаций. Так, у Босфора находился тральщик № 248, у Ялты — тральщик № 249, оба американские. В Севастополе стояли вспомогательные суда: «Вильям Блант», «Катоктен», «Франкония». Их охраняли американские тральщики (№ 246, 247).

Как только Черчилль (а он покидал Крым последним) покинул пределы Крыма, эти корабли взяли курс из Севастополя на Босфор. В ночь на 16 февраля корабли союзников благополучно вошли и Мраморное море, где их встречал прибывший накануне окончания Крымской конференции отряд кораблей союзников: крейсер, 2 эсминца, тральщик, подводная лодка и вспомогательное судно.

Ф. Рузвельт, выступая 1 марта 1945 года на заседании конгресса с отчетом о Ялтинской конференции, поделился своими мыслями о разрушениях, увиденных в Ялте и Севастополе, он сказал: «...Я видел Севастополь и Ялту! И я знаю, что на земле не могут существовать одновременно германский милитаризм и христианское приличие».

Мировая общественность с надеждой встретила решения Крымской конференции. Прогрессивные силы мира вдохновлял тот факт, что лидеры великих держав — СССР, США и Великобритании перед всеми народами продемонстрировали свою волю, желание и целеустремленность в скорейшем времени завершить вторую мировую войну и своим сотрудничеством в послевоенный период создать условия для демократического порядка на планете. О таких намерениях гласила Декларация «Единство в организации мира, как и в ведении войны», принятая на конференции. В ней было сказано: «Наше совещание в Крыму вновь подтвердило нашу общую решимость сохранить и усилить в предстоящий мирный период то единство целей и действий, которое сделало в современной войне победу возможной и несомненной для Объединенных Наций».

Позднее, 24 апреля 1945 года, Севастополь посетила госпожа Клементина Черчилль, супруга сэра У.Черчилля. Она ознакомилась с городом, посетила здание бывшего института физических методов лечения (ныне это Дворец Детства и Юности), осмотрела Приморский бульвар, Херсонесский музей, Малахов Курган, Сапун-гору. Через два месяца после отъезда из Севастополя госпожа К.Черчилль безвозмездно прислала хозяйственное и медицинское оборудование на 400 коек для первой городской больницы.

Бытует версия, что Сталин специально запланировал посещение главами американской и британской делегаций Севастополя. Город был полностью разрушен и президент США Ф.Рузвельт и премьер-министр Великобритании У.Черчилль на примере Севастополя, могли лично убедиться в масштабах и ущербе, причиненных СССР фашистской Германией.

Как британские, так и американские руководители и сопровождающие их лица, несомненно, были поражены увиденным и выражали свое восхищение мужеством защитников Севастополя, сдерживающим врага в 1941-1942 гг. на протяжении 250 дней. При расставании с городом президент США, обращаясь к многочисленным советским и иностранным корреспондентам, заявил:

«О господа! Если бы я мог ходить, то тогда бы дошел до святых мест России — Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, стал бы на колени и поцеловал эту святую землю...»

Масштабы разрушений произвели на Президента США большое впечатление и при расставании с первым секретарем Севастопольского горкома партии Ф. Рузвельт сказал примерно следующее: «Для восстановления вашего города понадобиться 50 лет и это возможно в том случае, если мы вам поможем, без нашей помощи вам не обойтись…»

Известна история, когда Сталин, узнав об этом, приказал включить Севастополь в число 15 городов СССР, таких как Москва, Ленинград, Киев, Минск и др., подлежащих первоочередному восстановлению.

Были разработаны три плана восстановления Севастополя, один из которых в 1948 году утвердил лично Сталин, и в город были направлены 32 тыс. квалифицированных рабочих из 12 областей Российской Федерации. За короткий срок, а не 50 лет, к маю 1954 года центральная часть города была заново построена.

Ялтинская конференция в истории Украины

Теперь уже понятно, что Крымская конференция трех великих держав имела непосредственное отношение к судьбе Украины. Являясь в то время составной частью Советского Союза, Украина была объективно заинтересована в геополитическом усилении СССР.

Для Украины главным итогом Ялтинской конференции было официальное признание территориальных приобретений 1939 — 1945 гг., и воссоединения земель, на которых проживали этнические украинцы.

К примеру, Галичина вместе со Львовом еще в 1349 года, были завоеваны польским королем Казимиром и много веков не входили в состав Украины. Поэтому, включение ряда государств центральной Европы: Польши, Румынии, Чехословакии и Венгрии, у которых были «позаимствованы» территории в сферу советского влияния во многом позволило относительно спокойно осуществить переустройство границ в пользу воссоединения этнических украинских земель. Правда, это переустройство потребовало переселения массы поляков, украинцев, немцев, румын, о чем официальная пресса говорит неохотно.

Фактически в Ялте состоялась легитимация и завершение процесса по воссоединению этнических украинцев в рамках одного государства, длившегося почти семь веков, начиная с татаро-монгольского нашествия.

Известно, что 17 сентября 1939 года СССР ввел свои войска на территорию Польши, аннексировав её западные земли. На присоединенных к Украинской ССР территориях было образовано 6 новых областей: Дрогобычскую, Львовскую, Тернопольскую, Станиславскую, Волынскую, Ровенскую.

Этот долгий исторический период и стал поводом к известному диалогу, когда Черчилль указал Сталину: «Львов никогда не был русским городом». На что Сталин пожал плечами: «А Варшава была...».

Поэтому довольно странно сейчас звучат высказывания отдельных украинских политиков о колониальной политике Москвы.

Где бы сейчас была Западная Украина, в составе Польши, Венгрии, Словакии или Румынии ?

Можно добавить и то, что благодаря кому Украина стала одной из основательниц Организации Объединенных Наций ?.

Итак, Ялтинская Конференция глав государств (4 — 11 февраля 1945 г.) стала крупнейшим внешнеполитическим успехом Советского Союза, позволившим закрепить его военные, стратегические и геополитические достижения в период 1939— 1945 годов. Собственно, Крымская конференция просто стала неким символом нового миропорядка после Второй мировой войны.

В Ялте СССР добился утверждения восточной границы Польши по «линии Керзона». А де-факто была признана его ведущая роль в Восточной Европе. Весьма выгодными для Москвы были договоренности относительно ООН, в частности, особая роль и полномочия Совета Безопасности.

При этом удалось добиться места в этой организации для Украины и Белоруссии !!!.

 

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

 

 Реклама: Все про отопление здесь. Рекомендуем www.board.com.ua!

©2013 Иванов В.Б.  Все права защищены