Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

 Немцы в городе.
16.07.2008 10:41:13

Мы продолжаем публикацию отдельных материалов из шеститомной серии книг «Тайны Севастополя»

«Теодорихсхафен» в Готенланде, или третье имя Севастополя

Только в 60-е годы прошлого столетия, после публикации на русском языке некоторых документов вермахта (план «Барбаросса») и особенно материалы архива Гиммлера, севастопольцы и крымчане получили представление, что ожидало их, если бы победил фашизм.
«Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами», — заявил Гитлер на совещании в ставке 19 июля 1941 года. По его предложению, Крым превращался в имперскую область Готенланд (страна готов). Центр области Симферополь переименовывался в Готсбург (город готов), а Севастополь получал название Теодорихсхафен (гавань Теодориха, короля остготов, жившего в 493-526 гг.).

По проекту Гиммлера, Крым присоединялся непосредственно к Германии.
9 июня 1942 года на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью колонизован немцами, и притом только по расовому принципу, по принципу крови.
16 июля 1941 года Гитлер принял решение о создании на первом этапе генерального комиссариата Тавриды, включая Крым и Мелитополь с прилегающими к нему землями, в составе рейхскомиссариата Украины. Начальником гражданского управления был назначен Альфред Фрауенфельд, хотя фактическая власть в период оккупации была в руках военного командования.
Согласно данным на 1 января 1943 года, площадь рейхскомиссариата Украины составляла 339 276 квадратных километров. Делился он на шесть генеральных округов.
Исторически возвращение Крыма в состав Германии основывалось на том факте, что во второй половине IV века в Таврику вторглись пришедшие с берегов Балтийского моря германские племена готов, которые жили здесь, наряду с другими народами, и в средние века. В июле 1942 года Фрауенфельд организовал археологическую экспедицию, которой руководил начальник СС и полиции в Тавриде бригадефюрер СС фон Альвенслебе, а полковник Вернер Баумельбург выполнял обязанности археолога. Были обследованы руины Феодоро — столицы одноименного грекоязычного княжества, которое было разгромлено войсками турецкого султана Мехмеда II в 1475 году.
Вывод: это типичный образец германской фортификации. По итогам экспедиции Баумельбург написал работу «Готы в Крыму», в которой утверждал, что Алустон (Алушта), Горзувитай (Гурзуф), Каламита (Инкерман) построены готами. Собранные материалы Фрауенфельд использовал для своей книги «Причины и смысл нашей борьбы». Он выдвинул проект автомагистрали, которая связала бы Гамбург с Крымом и позволила преодолевать путь за два дня, и предлагал в качестве прислуги для отдыхающих на крымских курортах немцев использовать крымских татар.
В конце 1941 — начале 1942 года были уничтожены цыгане, крымчаки, евреи. 5 июля 1942 года на совещании командования вермахта и полиции был рассмотрен вопрос о переселении жителей Крыма. Принято решение о создании лагерей для проведения «расового обследования населения». «Расово качественных» оставляли в Крыму или переселяли на юг Украины. По приказу Гиммлера началось формирование подразделений СС для охраны концентрационных лагерей и ликвидации оставшихся «расово неполноценных».
Не следует забывать, что наравне с Гитлером ответственность за геноцид несли и его пособники. 1 апреля 1942 года «соратник» Гитлера Антонеску приехал в Крым. 9 апреля 1942 года газета «Голос Крыма» сообщила следующее: «1 апреля в Крым прибыл руководитель Румынского государства маршал Антонеску. Его сопровождал румынский военный министр генерал-лейтенант Панатаци. На аэродроме маршал был встречен главнокомандующим крымской армией генерал-полковником фон Манштейном, генералом армии Думитреску и командующим румынскими войсками в Крыму генерал-лейтенантом Аврамеску. Непосредственно после прибытия маршала генерал-полковник фон Манштейн сделал ему доклад об обстановке на Крымском фронте».

В ночь на 1 июля 1942 года 13 самолетов «Дуглас» вывезли командный состав Севастопольского оборонительного района, а на подводных лодках на Кавказ эвакуировались горком партии и члены исполкома горсовета, на территории крепости остались брошенными без командования около 90 тыс. военнослужащих.

Немецкая оккупационная газета «Голос Крыма», издававшаяся в Симферополе, 2 июля 1942 года в экстренном выпуске сообщила: «Севастополь пал. Над крепостью, городом и портом развеваются германские и румынские флаги. Германские и румынские войска под руководством генерал-полковника фон Манштейна, мощно поддержанные испытанным в боях авиационным корпусом генерал-полковника барона фон Ритгофена, после 25-дневной ожесточенной борьбы взяли сегодня в полдень сильнейшую из всех когда-либо существовавших в мире сухопутно-морских крепостей. При образцовом взаимодействии всех родов оружия были взяты сильнейшие форты, выбитые в скалах укрепления, подземные позиции, бетонные и земляные форты, а также громадное количество полевых укреплений. Число пленных и трофеев необозримо».

Трудно не согласиться с тем, что Севастополь действительно был «сильнейшей из всех когда-либо существовавших в мире сухопутно-морских крепостей». Несмотря на то что, по утверждениям самих немцев, они сбросили в среднем на один квадратный метр севастопольской земли полторы тонны металла — т. е. квадратную железную плиту размером метр на метр и толщиной свыше 50 сантиметров, воины Приморской армии, черноморцы и севастопольцы мужественно сражались и не допускали врага в город в течение 250 дней.

 1 июля 1942 года в Севастополь вошли регулярные войска 11-й немецкой армии и в час дня водрузили на разрушенном куполе панорамы флаг со свастикой. Второй раз в истории Севастополя немцы водрузили над городом свой флаг.
5 июля в Севастополе побывала группа иностранных журналистов, осмотревшая руины города и его окрестности, а 1 августа 1942 года разрушенный Севастополь посетил румынский король Михай I.
Газета «Голос Крыма» в номере от 10 июля 1942 года сообщала: «Развертывающаяся перед нами картина представляет собой хаос и разрушение. С трудом пробираемся мы через загромождающие улицы обломки... Густой дым окутывает город. Из погребов начинают выходить первые жители, главным образом женщины и старики. Видно по ним, насколько они рады, что наконец окончился этот ужас... В порту поднимаются из воды верхушки мачт затопленных военных судов... В ходе боев по взятию Севастополя с 7 июня по 4 июля взято 97 000 пленных, в том числе заместитель командующего армией генерал Новиков, захвачено или уничтожено 467 орудий, 26 танков, 824 пулемета, 758 гранатометов, 86 противотанковых орудий. Потери большевиков от 30 до 40 тыс. человек. Общие потери германских войск: 872 офицера, 23 239 унтер-офицеров и солдат».

После взятия крепости Севастополь А. Гитлер своим приказом от 27 июня 1942 года утвердил Знак отличия германской армии «Крымский щит» для военнослужащих - участников Крымской кампании 1941-1942 годов.
Золотым Крымским щитом были награждены командующий 11-й армией генерал-фельдмаршал фон Манштейн и главнокомандующий румынской армией маршал Антонеску. Общее число награжденных «Крымским щитом» — около 300 тыс. человек.

Организация военного управления в Крыму

Секретно.
Командование 11-й Армии

После ухода высшего командования 11-й Армии высшее военное ведомство в качестве командующего должно организовать единое военное управление в Крыму.
Единое административное пространство «Крым» делится на две резко разделяющиеся территории:
а) северная часть, т. е. степь от Сиваша и перешейков до предгорья;
б) горный район (включая зону предгорья, ЮБК и полуостров Керчь).
Территория а) примерно соответствует сегодняшним тыловым районам
Армии. Она должна управляться оставшейся полевой комендатурой 751 с местонахождением в Джанкое и подчиненной ей местной комендатурой. При полевой комендатуре сейчас существует отделение VII (OKVR, 1 KVI).
Территория б) должна непосредственно управляться командующим Крыма (группа военного управления) с помощью местных комендатур этого района (Симферополь, Севастополь, Ялта, Феодосия, Керчь). Особенно интенсивная обработка территории б), в основном это районы недавних сражений, необходима, т. к. из-за боев там была невозможна организация единого военного управления.
Кроме непосредственного управления территорией б) командующий Крыма (группа военного управления) будет осуществлять административный надзор за полевой комендатурой 751.
Примерная карта предполагаемого административного деления Крыма, которая одновременно показывает границы городов и сельских районов, прилагается точно так же в 6 городах и 26 сельских районах.
Для выполнения задач военного управления требуется минимально достаточное укомплектование обеих групп военного управления личным составом и техническим оснащением (группа военного управления при командующем Крыма и группа управления при полевой комендатуре 751).
Проект военного штатного укомплектования и проект оснащения для обеих групп военного управления прилагается с просьбой о разрешении.
За высшее командование армии –
Старший квартирмейстер Хаук

Севастополь в период оккупации

Оккупация города немецкими войсками продолжалась с 1 июля 1942 до 9 мая 1944 года. С первого дня в городе начал устанавливаться новый порядок. С 9 июля 1942 года, с целью выявления коммунистов, комсомольцев, установления людских резервов трудоспособного населения, в городе была проведена перерегистрации населения.
Это помогло немцам выявить лиц, согласных сотрудничать с новыми властями. В городе был установлен жесточайший режим прописки. Каждый житель обязан был прописаться в течение 48 часов в полиции. Если во время проверки документов в доме оказывался человек без прописки — расстреливалась вся семья.
Ортскомендатура ввела комендантский час: осенью-зимой — с 17 00 до 6 00, летом-весной — с 20 00 до 6 00. Не имеющие ночных пропусков задерживались полицейским патрулем, подвергались проверке и отправлялись на принудительные работы.

Для поддержания «немецкого порядка» в городе были созданы карательные органы. В угловом здании на ул. Красный спуск (современная ул. В. Кучера) разместилась немецкая жандармерия (глава лейтенант Шреве), насчитывающая более 20 человек.

На ул. Частника, дом 90 расположилась служба безопасности (СД) во главе с штурм-шарфюрером Майером. В СД работали семь следователей, три переводчика, отряд охраны из 20-25 человек. Основной задачей СД было выявление коммунистов, сотрудников органов госбезопасности и милиции, работников госаппарата, партизан и подпольщиков.
Ортскомендатуру (местная комендатура), которая размещалась на ул. Ленина (современное здание Ленинского райсуда) до 30 июля 1942 года возглавлял майор Купершлягель, затем был назначен подполковник Ганш.
В ее подчинении находились Городская управа во главе с бургомистром, или городским головой (Н. Мадатов, а с августа 1942 года П. Супрягин), и шуцполиция (немецкая полиция). Без указания или разрешения ортскоменданта ни горуправа, ни шуцполиция не могли проводить никаких мероприятий. Основная задача всех восьми отделов горуправы состояла в организации обеспечения немецких воинских подразделений и учреждений продовольствием и материальными ресурсами.
На улице Пушкинской в доме № 2 размещалось главное управление русской вспомогательной полиции во главе с главным полицмейстером Б. В. Корчминовым-Некрасовым. В ее составе в 1942 году было 120 человек, а 1944 году — около 300.
При главном управлении вспомогательной полиции была создана следственно-розыскная часть, или криминальная полиция. В декабре 1942-го она стала именоваться вспомогательной полицией безопасности и перешла в подчинение СД.
Кроме карательных органов в Севастополе действовали разведывательные органы: тайная полевая полиция (ГФП), отдел контрразведки Абвера «Дариус-305».

На территории Севастополя с первых дней оккупации было создано более 20 лагерей военнопленных: на горе Матюшенко (территория современного ОАО «Севастопольгаз»), в Камышовой бухте, в здании бывшей тюрьмы на пл. Восставших, на территории школы № 16, Лазаревских казарм, в районе ГРЭС, на Северной стороне и др.

В июле 1942 года в Инкерманском лагере было уничтожено 450 военнопленных, в августе массовые расстрелы были произведены во всех лагерях.

 

Донесения, сводки, приказы (по немецким источникам)

Приказ
Приказ утверждаю:
Оберштурмбаннфюрер СД Фрик
Комендатура крепости Севастополь,
16 июля 1942 г.

Всем рабочим, работницам и служащим предприятий немедленно явиться на места своих прежних работ. Лица, не явившиеся на работу, будут рассматриваться как саботажники с применением к ним строжайших мер наказания: по условиям военного времени — расстрел.
Особо обращаю внимание лиц, работавших на предприятии, именовавшемся «Морской завод». Они обязаны немедленно явиться в полицай-управление и получить в паспорте отметку «Верфь», так как в Севастополе со дня на день начнет работу судоремонтная верфь. Те, кто не явится в течение трех дней, будут расстреляны.
Ортскомендант

Обращение к населению г. Севастополя

Крепость Севастополь,
25 июля 1942 г.

Благодаря бдительности Германской Армии обнаружено уже немало шпионов, агентов и диверсантов, оставленных большевиками при их отходе из Севастополя только лишь для Вашего личного вреда. Те из них, которые поняли, что их задачи бесполезны и наносят только лишь ущерб гражданскому населению, добровольно явились к Германским частям и признались в своей виновности. Проверив их показания, мы направили их в другие населенные пункты Крыма на работу, чтобы сберечь их от мести фанатиков.

Тех же, которых мы задержали при исполнении их преступной деятельности, карали смертью. Нам известно, что среди гражданского населения находится еще много шпионов, агентов и диверсантов, а также сотрудников таковых, которые остались в городе по приказу бывших советских руководителей, успевших спасти свою собственную жизнь, сбежав на Большую землю. Нам еще известно, что среди этих агентов находится много мужчин, девушек и женщин, которые раньше принимали такие поручения под нажимом большевистских властей, а теперь не поставили еще в известность Германское Командование о своей деятельности только лишь под страхом мести большевистских сыщиков и палачей.

Всем этим предоставлена еще возможность добиться прощения за их преступления.
Мы призываем их явиться немедленно в одно из подразделений Германской Армии и сдать свои рации, оружие и другие вспомогательные принадлежности. Мы гарантируем им жизнь и предоставление по собственному желанию места работы в другом населенном пункте Крыма. Тот, кто не явится добровольно и будет продолжать свою преступную работу или же будет иметь преступные намерения, будет беспощадно приговорен к смертной казни.

Вышеуказанное касается и всех тех, которые знают таких шпионов, аген­тов и диверсантов или которым известно их местонахождение, планы и задачи.

Мы делаем каждого гражданина города Севастополя ответственным за жизнь и здоровье Германской Армии, за устранение всех диверсионных актов, как пожары, взрывы и т. д.

Настоящим приказываю:

Если в одном из домов или их предместье днем или ночью с кем-либо из Германской Армии случится что-либо вредное, безразлично каким образом, то жители данного дома будут расстреляны.

Если произойдут диверсионные акты (пожары, взрывы мин и т. д.), напа­дения или выстрелы на улицах или площадях одного участка города, то я эвакуирую этот участок города, а жители будут привлечены к принудительной работе. В особо тяжелых случаях будут приняты строжайшие меры.

Мы имеем только лишь одну цель: восстановление города, защиту, спо­койствие, подходящую работу для каждого и, наконец, обеспечение беззаботной человеческой жизни.

Комендант крепости Севастополь

СВОДКА
Командующему войсками оперативного тылового района группы армий «Юг»
Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь
Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 года

Оперативная обстановка в крепости Севастополь и прилегающих районах в течение четырнадцати суток сентября (включая 14 сентября) характеризуется следующими основными факторами:
— полным порядком в крепости. (Для доказательства можно сослаться на напечатанный в газетах доклад имперского министра по делам оккупированных территорий Альфреда Розенберга, который среди «городов-жемчужин черноморского побережья», где «наши солдаты чувствуют себя спокойнее, чем дома», назвал не только город Ялту, но и крепость Севастополь;
— успешными наступательными действиями войск группы армий «Юг», форсировавших на Кавказе реку Терек, а на Волге вышедших на улицы Сталинграда;
— продолжающей иметь место засоренностью освобожденной территории Крыма бандообразованиями русских, именующих себя партизанами, скрывающимися в горах и деревнях;
— остаточной засоренностью освобожденной крепости агентурой большевиков и их пособников;
— достоверно установленным фактом отсутствия организованного подполья, оставленного русскими при отступлении; (меры к организации подполья местными гауляйтерами большевиков предпринимались еще в ноябре 1941-го года. Причины распада русского подполья в Севастополе до конца не установлены);
— решительным подавлением со стороны служб СД любой попытки самопроизвольного возникновения подполья как в среде военнопленных, так и среди гражданского населения. Сегодня можно с уверенностью сказать: подполья в крепости нет и уже не будет. Доказательство — дисциплина и порядок в крепости, отсутствие сколько-нибудь значительных диверсионных актов. (Что не исключает мелких проявлений враждебности).
Наиболее характерные враждебные проявления за данный период
(с 1 по 14 сентября включительно)
До 14 сентября включительно продолжались систематические фильтрации среди населения и среди военнопленных на предмет выявления комиссаров, командиров, коммунистов, комсомольцев и сочувствующих им;
Три лица, не скрывавшие своей принадлежности к комсомолу, оформленые в течение 1 — 14 сентября на территории крепости преимущественно в ночное время убито и пропало без вести 8 военнослужащих;

9 сентября убит полицейский;
14 сентября взяты три русских врача, укрывавших, под видом больных, комиссаров и командиров.
Всего с 1 по 14 сентября включительно ликвидировано 18 одиночных бандитов. При этом реквизированы два автомата, 6 винтовок, три нагана, гранаты.

С Т А Б И Л И З И Р У Ю Щ И Е  М Е Р Ы
В целях решительного подавления саботажа на морской верфи начато широкое выявление лиц, работавших на ней прежде и уклоняющихся от работ на ремонте судов, выдающих себя на бирже труда за хлебопеков, грузчиков, дворников, водопроводчиков, сантехников;
Каждому выявленному вручена квитанция-расписка: «Скрепляю подписью, что я получил сообщение об обязательной явке на работу на свое прежнее рабочее место. Мне известно, что за невыполнение приказа я буду рассматриваться, как партизан и буду соответственно тому наказан. Если я и после этого не явлюсь на работу, то буду арестован я и все мои родные в качестве пособников саботажнику»;
2 сентября 87 выявленных, отказавшихся подписать квитанцию-расписку, оформлены;
8 сентября 87 выявленных оформлены;
7 сентября 42 выявленных и 97 родственников оформлены;
9 сентября соответственно 18 и 20 оформлены;
10 сентября 8 выявленных и подписавших квитанции-расписки, но впоследствии пытавшихся скрыться, оформлены;
11, 12, 18, 14 сентября все выявленные подписали квитанции-расписки.
В результате проявленной твердости и неуклонности в выполнении поставленной задачи затянувшийся саботаж на морской верфи можно считать подавленным.
Примечание: оформлены - значит, расстреляны (И.В.)

Оберштумбаннфюрер СД Фрик
Севастополь, 14 сентября 1942 года

Немцы ввели практику закапывания военнопленных. С ноября 1942 года они ежедневно выгоняли по 20-30 человек из лагеря военнопленных в Лазаревских казармах и заживо закапывали их в воронках от авиабомб. После освобождения Севастополя было обнаружено 190 таких воронок, в которых было 2020 трупов. В первых числах декабря 1943 года из Керчи в Севастополь прибыли три эшелона с военнопленными (около 2,5 тыс. чел.). 8 декабря 1943 года их погрузили на баржи и в открытом море баржи подожгли.

На другой день на баржу погружено около 2 тыс. военнопленных, баржа также ушла в море, откуда больше не вернулась. В начале января 1944-го на одну из барж было погружено 240 раненых военнопленных, баржа вышла в море, где ее подожгли.

Чуть позже в Севастополь прибыл эшелон с военнопленными, вагоны были под пломбами. Когда вагоны вскрыли, то все военнопленные оказались мертвы.

Всего в Севастополе было уничтожено более 15 тыс. военнопленных. За годы оккупации немецко-фашистские захватчики повесили, расстреляли, сожгли в топках и на баржах, утопили в море более 27 тыс. и угнали в фашистскую неволю свыше 45 тыс. севастопольцев и военнопленных.

Гражданское население Севастопольского округа, в состав которого в августе 1943 года вошли Балаклавский, Ялтинский, Албатский (ныне Куйбышевский) и Бахчисарайский районы, согласно декабрьской перерегистрации, составляло около 15 тыс. Среди них: мужчин — 4 тыс., женщин — 7 тыс., детей — 3 тыс.; русских — 12 тыс., татар — 1 тыс., других национальностей — 2 тыс. человек.
Население оккупированного Севастополя в возрасте от 15 до 60 лет должно было работать 28 дней в месяц на строительстве оборонительных сооружений, шоссейных и железных дорог, на расчистке улиц, домов, собирать металлолом. Полиция насильно сгоняла на работу жителей, устраивала облавы в местах скопления людей. Уклонявшихся от трудовой повинности подвергали репрессиям.
В соответствии с приказом под кодовым названием «Мрак и туман» проводился насильственный угон жителей города в Германию.
Только с сентября 1942 года по январь 1943-го из Севастополя в Германию было насильственно вывезено более 30 тыс. мирных жителей.

Разрушенный Севастополь: городская больница и стадион

Особенно драматичным был период апрель-май 1944 года, когда гитлеровцы эвакуировали своих солдат и военную технику. В качестве прикрытия при налетах советской авиации мирных жителей (в основном, женщин и детей), захваченных во время облав, грузили на верхние палубы немецких и румынских судов и барж. Таким образом, за период с 1 по 5 мая 1944 года в качестве живого щита на палубах судов было вывезено свыше 3 тыс. мирных жителей Севастополя, а всего за апрель-май 1944 года — свыше 9 тысяч.

Жизнь города в оккупации (по немецким источникам)

В самом городе гражданская власть была передана в руки городской управы.
18 сентября 1942 года было восстановлено движение поездов на линии Бахчисарай — Севастополь, а затем и до Симферополя. Один раз в неделю (по вторникам) по железной дороге приходила почта из Симферополя. В Севастополе с января 1943 года работали четыре школы: № 1 — на Петровой слободке (помещение детского сада рядом со школой № 16); № 2 — на ул. Пирогова; № 3 — на ул. Щербака; № 4 — на Северной стороне (ныне № 9). Общее количество учащихся — около 2 тыс. человек, 40 педагогов.
Несмотря на трудности, жизнь города постепенно налаживалась, люди приспосабливались жить в оккупации. Ну а фашистская пресса изображала идиллию.
«Севастополя не узнать: улицы очищены от мусора, по чистым тротуарам с книжками и тетрадями утром торопится детвора; в городе открыто две средних и одна начальная школы... По воскресеньям горожане с удовольствием слушают музыку и пение в театре, организованном отделом просвещения. Питание улучшается с каждым днем: открыто 5 столовых, хлебных магазинов, 3 пекарни, хлебозавод, мельница. Рыбаки снабжают город рыбой. Уже работают водопровод, электростанция, швейные, обувные, строительные мастерские. Выдано 169 патентов ремесленникам» («Голос Крыма». — 1942 — 2 декабря).
«Открыта городская больница, 3 поликлиники, 2 амбулатории... Возрождаются из развалин и пепла промышленные предприятия города. Уже работают мраморный завод, мыловаренное предприятие... Комендантом г. Севастополя издан приказ об обязательном обучении детей в возрасте от 8 до 16 лет» («Голос Крыма». — 1942 — 13декабря.).
Внизу Исторического бульвара меж развалин живописно расположился базар, на нем полно всякой всячины» («Голос Крыма» — 1943 — 30 июня).
«На бывшем проспекте Фрунзе, выходящим на Приморский бульвар, большое оживление. Восстанавливается одна бывшая гостиница... На Графской пристани на лавочках сидят люди. Они ждут катера... Во все стороны снуют люди...» («Голос Крыма». — 1943 — 12 ноября).
В феврале 1943 года началось движение городских катеров от Графской пристани на Северную сторону. Ввиду полного разрушения восстановление трамвайных путей не осуществлялось (во время немецкой оккупации движение трамвая во многих городах Украины было возобновлено).
Работали «Верфь» — судоремонтные мастерские на базе полуразрушенных мастерских Главвоенморпорта, завод «Вулкан» (на месте завода № 54) по ремонту оружия. С апреля 1943 года начал работать «Мраморный завод» Горуправы, изготавливавший памятники, чернильные приборы и пепельницы из мраморной крошки с видами Севастополя. Частично возобновились добыча флюсов в районе села Кадыковка и в Мраморной балке, выпуск виноградных соков на базе госхоза «Профинтерн». Восстанавливались кустарные промыслы по добыче извести и камня для двух ремстройконтор, добыча и заготовка дельфиньего жира для варки мыла (Балаклава). Рыбацкая община обеспечивала немецкие воинские части рыбой, частично рыбная продукция выдавалась населению по карточкам, пускалась в свободную торговлю.
С 14 апреля 1943 года в Севастополе была разрешена свободная торговля. Имеющий патент обязан был ежедневно уплатить взнос 1 руб. (продающие продукты и домашние вещи на руках), 3 руб. (продающие на столах), 5 руб. (продающие на возах). Цены на рынках были высокими: десяток яиц — 120-150 руб., один килограмм сала или масла — около 1 тыс. руб.; булка хлеба — 180-200 руб. (средняя зарплата работающего 250-300 руб.)
Ставка годового патента на промыслы менялась несколько раз. 27 декабря 1942 она составляла от 100 руб. (ремонт и чистка обуви, деятельность врачей, художников и других лиц свободных профессий) до 1400 руб. (рестораны, кафе и т. д.).
По информации немецких источников в городе работала больница для гражданского населения (в помещении школы № 14 и рядом стоящем здании) на 140 коек с отделениями: инфекционным, терапевтическим, гинекологическим и венерологическим. Персонал — 27 врачей и других медработников, в основном, из числа бывших военнопленных.
Для амбулаторной помощи были открыты три поликлиники и две амбулатории (на Северной стороне и в Инкермане). В общей сложности в них работало около 80 медицинских работников.
В декабре 1942 года на ул. Ленина (рядом с Музеем ЧФ) открыт театр. Работали Покровский собор, кладбищенская церковь, мусульманская мечеть.

Продолжение следует

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

 

 

©2013 Иванов В.Б.  Все права защищены