Официальный сайт Севастопольского писателя Иванова Валерия Борисовича          На главную

ЧВВМУ им. П.С. Нахимова. Глава 4.  Годы  создания  ракетно-ядерного щита СССР

1. Перевооружение советского Военно-Морского Флота

Военно-политическая обстановка  в  конце 50-х – начале 60-х  годов характеризовалась состоянием  «холодной войны»,  появлением на  вооружении  НАТО  ракетно-ядерного  оружия,  проникновением  США в Средиземное море и активностью на Ближнем Востоке.  Все это создавало угрозу  юго-западным  рубежам СССР, на морских границах которого базировался Черноморский флот.   Вместе с тем флот продолжал оставаться в оперативно-стратегическом плане оборонительным фактором. Он был по-прежнему флотом прибрежного действия, способным проводить операции лишь в рамках достижения целей крупных фронтовых операций. Постоянно меняющиеся  морские стратегия  и тактика  нуждались в гибком подходе к системе подготовки офицерских кадров, а появляющиеся новые образцы вооружения требовали высокой квалификации преподавательского состава.

В связи  с бурным развитием  научно-технического прогресса необходимо было менять систему подготовки  офицерских кадров. Теперь нужно было готовить не просто командира-специалиста, а офицера с инженерной подготовкой, умеющего не только командовать, но и обслуживать новейшую боевую технику. Для решения  новых задач  необходимо было переработать  учебные планы и разработать новые программы. На флот стали поступать новые корабли, имевшие высокие тактико-технические данные. Быстро росла потребность в хорошо подготовленных для обслуживания новой техники специалистах. В марте 1960 года  в целях улучшения повседневного руководства  и приближения училища к  жизни Черноморского флота  приказом главнокомандующего  ВМФ ЧВВМУ им. П.С.Нахимова было подчинено командующему ЧФ.  С февраля следующего года  непосредственное руководство деятельностью ЧВВМУ им. П.С. Нахимова осуществлял  первый заместитель командующего Черноморским флотом. Эти решения оказали определенное влияние на организацию и проведение практики курсантами училища, комплектование его командным, политическим и преподавательским составом. В результате к 1 сентября 1960 года практически полностью завершилось комплектование училища постоянным составом. К началу нового учебного года был вновь сформирован педагогический состав ряда общеобразовательных  кафедр: марксизма-ленинизма, теоретической механики и сопротивления материалов, физики, высшей математики, технологии металлов, начертательной геометрии, электротехники,  иностранных языков,  химии, физической подготовки и спорта, а также ряд   специальных военно-морских дисциплин. С появлением на вооружении Военно-Морского Флота автоматического артиллерийского оружия — спаренных палубных автоматических установок  В-11,  СМ-16,  БЛ-133,  СМ-21-ЗИФ,  СМ-20-ЗИФ1 и ЗИФ-68-1,  СМ-15,  двухорудийной автоматической установки для подводных лодок СМ-24-ЗИФ1 — вводится новая специальная программа подготовки курсантов.

В начале 60-х годов в училище поступили первые образцы морских и авиационных ракетных комплексов «Щука», «Комета», «Сопка». Предстояло в короткие сроки  оборудовать материальную базу, разработать новые программы и методики подготовки курсантов. Задача осложнялась тем, что не было подготовленных преподавателей по ракетной тематике. После введения специализаций по ракетному оружию надводных кораблей и подводных лодок, береговых ракетных частей и морской ракетоносной авиации курсантов стали обучать по всем направлениям устройства и применения крылатых ракет и систем их управления. Появились новые дисциплины: радиоэлектроника, спецэлектротехника, системы наведения,  аэродинамика и динамика полета, приборы управления стрельбой и другие.  Лабораторные корпуса  ЛК-1, ЛК-2  были оснащены новейшими образцами  новых видов вооружений  и систем их управления. 30 июня 1960 года  начальником ЧВВМУ им. П.С. Нахимова  был назначен контр-адмирал Александр Васильевич Кузьмин, который свыше пяти лет, до 13 ноября 1965 года, руководил училищем. Легендарный катерник, командир бригад торпедных катеров на Северном, а с начала 1945 года — на Балтийском флоте, военно–морской атташе в Турции, командующий Каспийской военной флотилии, высокообразованный  человек, он умело совмещал в себе качества руководителя высокого ранга, ученого-исследователя, трудолюбивого воспитателя.

 

   Начальник училища  вице-адмирал А.В. Кузьмин.

 Начальник политотдела училища кап. 1 р. В.С.Беспальчук.

С приходом Александра Васильевича заметно укрепилась дисциплина, больше внимания стало уделяться не только учебе и  боевой подготовке, но и культурному и эстетическому  воспитанию будущих офицеров. В программу обучения  был введен  предмет изучения бального танца, создан литературный кружок, стал издаваться литературный альманах "Море в сердцах" со стихами и рассказами курсантов. Александр Васильевич был знатоком, ценителем русской поэзии. Он, кстати, состоял в родстве с Анной Горенко (Ахматовой).По указанию начальника училища на территории была создана знаменитая когда–то аллея роз. Приказом по ЧВВМУ адмирал А.В. Кузьмин разрешал отпущенным в увольнение особо отличившимся курсантам, коль скоро им предстоит свидание с девушками, рвать в подарок девушкам цветы. В конце 1960 года вместо должности заместителя по организационно-строевой части были введены должности первого заместителя начальника училища и начальника строевого отдела. В декабре на должность первого заместителя начальника училища был назначен бывший помощник командующего Черноморским флотом контр-адмирал З.В. Еремеев.  В феврале 1962 г. на этой должности его сменил контр-адмирал М.З. Чинчарадзе.

 

 М.З. Чинчарадзе,   В.С.Беспальчук.

 

 Вынос Знамени училища.

С августа 1955 г. до ноября 1963 г. начальником политотдела был капитан 1 ранга Ф.М.Сидоров, с декабря 1963 г. по январь 1974 г. — капитан 1 ранга В.С. Беспальчук.В течение  12 лет, с февраля 1960-го по 1972 год, бессменным заместителем начальника училища по материально-техническому обеспечению был капитан 1 ранга В.В.Чернявский. В начале 60-х годов в Военно-Морском Флоте страны активизируются научные исследования по созданию новых видов оружия, систем поиска, обнаружения и уничтожения надводных и подводных целей в Мировом океане. На Черноморском флоте создаются научно-экспериментальные и испытательные базы.  Лаборатории, системы электроснабжения и многие другие объекты, созданные на этих базах, обеспечивали испытания нового оружия для надводных кораблей, авиации, подводных лодок.  На научно-экспериментальных базах успешно проводились испытания многих образцов современного оружия, боеприпасов и систем, которые позже были приняты на вооружение ВМФ.  Подобная база создавалась и в ЧВВМУ имени П.С.Нахимова на территории бывшей береговой батареи. Перевооружение советского Военно-Морского Флота шло по всем направлениям. На вооружении подводных лодок появились баллистические ракеты  Р-1, баллистические ракеты Р-11ФМ комплекса Д-1, баллистические ракеты Р-13 комплекса Д-2 и баллистические ракеты Р-15 комплекса Д-3.  Надводные корабли и части береговой обороны оснащались крылатыми противокорабельными ракетами «Шторм», «Щука» (КСЩ), КСС, береговым ракетным комплексом «Сопка» и крылатой противокорабельной ракетой П-15. На Черном море еще проводились испытания, а в ЧВВМУ имени П.С.Нахимова уже полным ходом шла подготовка материальной и учебной базы для обучения  курсантов.  В этот период наибольшие трудности были связаны с освоением технологии хранения, приготовления, снаряжения новых видов оружия, их испытанием и хранением спецтоплива. Пришлось изучать, осваивать новые требования,  не дожидаясь выхода инструкций и наставлений. Проектирование сооружений, обеспечивающих хранение и приготовление оружия, хранение и подготовку спецтоплива, лабораторно-испытательных корпусов, специальных фундаментов, бункеров, измерительных постов осуществлялось на Черноморском флоте с участием  специалистов, адъюнктов и преподавателей ЧВВМУ имени П.С.Нахимова.  В процессе полигонных испытаний на  Черном море рождались и шлифовались новейшие образцы морских баллистических, крылатых и противолодочных  ракет. Здесь  осваивались самотранспортирующиеся, телеуправляемые и  реактивные мины. Параллельно с минным оружием  совершенствовалось и противоминное вооружение. В  глубинах Черного моря испытывались подводные аппараты, батискафы, новейшее водолазное снаряжение. Здесь получали путевку в жизнь советские авианосцы и корабли с газотурбинными двигателями, осваивались новые гидроакустические комплексы, тестировались электронная аппаратура, современная радиолокация, зарождалась и отрабатывалась практика использования корабельной авиации и вертолетного траления. Немалую лепту в научные исследования и разработки вносили ученые ЧВВМУ. В начальный период становления учебного процесса по тематике ракетного оружия не было определенности  в последовательности изучения базовых ракетных комплексов. НИИ ракетного оружия одновременно вели разработку, производство и  испытания нескольких ракетных комплексов, предназначавшихся для перевооружения надводных кораблей, подводных лодок, береговых частей, авиации ВМФ. Поэтому в учебном процессе большая часть времени отводилась изучению и  освоению общих принципов устройства, действия, боевого применения и эксплуатации ракетного оружия. Таким образом, учебный процесс строился не по традиционному принципу военного училища, а по принципу военного института. Главное — знание и понимание теоретических основ, принципов устройства и действия оружия, его боевого применения и эксплуатации. Такой вариант построения учебного плана, программ учебных дисциплин, обеспечения требуемой подготовки преподавателей был сложным, трудоемким, но верным в главном — достижении достаточно высокого уровня профессиональной подготовки выпускников к освоению новых образцов ракетного оружия. Практика показала, что выпускники ЧВВМУ им. П.С. Нахимова быстро осваивали новые образцы ракетного оружия, которые они не изучали в училище.  С точки зрения практического обучения необходимо отметить, что с шестидесятых годов ни одна стрельба на кораблях или в частях БРАВ не проходила без участия курсантов. Практические артиллерийские стрельбы курсантов 4-го курса, а для специальности БРАВ 2-го и 4-го курсов были включены в учебный план и выполнялись до осени 1991 г. Береговики, как правило,  практиковались в ракетных частях ЧФ (362 ОБРП — Балаклава, 51 ОБРП — Мекензиевы горы, 152 ОБРП — Поти, 134 ОБРД —  п.Черноморское) и БФ (10 ОБРП — Вентспилс), на ракетной базе ЧФ (Кара-Коба), на заводах в Саратове и Каспийске. Авиаторы проходили практику в частях военно-воздушных сил Черноморского флота, после четвертого курса —  в авиачастях Балтийского флота (г. Остров) и Черноморского (г. Веселое ). На преддипломной практике были в НПО «Ленинец», г. Ленинград. Морская практика курсантов первого факультета проходила на кораблях Черноморского и Балтийского флота.   В середине  60-х годов на вооружение ВМФ поступают новые автоматические установки   АН-23, АК-230, АК-630 и АК-630М,  АК-306 (А-219), АК-630М1-2 «Рой», а также ракетно-артиллерийские комплексы «Кортик» и  «Пальма» («Палаш»). Потребовались корректировка учебных программ  и создание новой учебно-материальной базы. Необходимо отметить, что   преподаватели специальных (ракетно-артиллерийских)  кафедр  в короткие сроки не только сами  изучили поступающее на флот новое оружие, но и  сумели качественно перестроить весь учебный процесс. Для радиоэлектронной и радиотехнической подготовки курсантов всех факультетов была создана общая  кафедра радиотехнических средств ракетного оружия (РТС РО)Первым начальником кафедры был назначен специалист по радиоуправлению из 28-го института (г.Ленинград) инженер-подполковник А.И. Рябов. Затем до 1963 г. начальником кафедры был выпускник ВМАКВ им. А.Н. Крылова капитан 2 ранга Н.И. Рыбакин.  В это время на кафедре служили заместитель начальника кафедры капитан 1 ранга Н.В. Никольский; старшие преподаватели: капитан 1 ранга Н.Н. Тупысев, капитаны 2 ранга Л.А. Симхович и В.С. Кропачев; преподаватели: инженер-капитаны В.А.Вишневский, В.А. Шкрабов и П.А. Пермяков; начальник лаборатории майор С.С. Тарлецкий, инженер лаборатории В.Н. Тылкин, лаборант А.Н. Головашкин и мичманы-лаборанты Н.Г. Туев, И.В. Мантуров, С.И. Карпов и И.И.Шевченко.

 

 Перед общим построением

 

  Офицеры училища 60-х.   

На кафедре изучались как общетехнические, так и специальные дисциплины: радиотехника, электронно-вакуумные приборы и радиоизмерения, радиотехнические средства ракетного оружия. Как показали практика и опыт службы на кораблях выпускников училища, необходимо было  уделить особое внимание  общей радиоэлектронной и радиотехнической подготовке курсантов.По рекомендации  начальника УРАВ ВМФ в 1963 году командованием ЧВВМУ были приняты организационные меры по усилению кафедры радиотехнических средств ракетного оружия. Для этого в первую очередь был увеличен общий объем часов на изучение дисциплин кафедры РТС РО со 140 до 300 часов. В учебный план подготовки ракетчиков-«прибористов» были введены новые дисциплины: полупроводники и полупроводниковые приборы, импульсная техника и радиолокация, радиотехнические измерения. На кафедре были созданы лаборатории радиотехнических измерений, радиотелеуправления и самонаведения КР. Все приборы для лаборатории радиоизмерений были собраны (получены) на флотах и ракетных базах после перевода их во вторую категорию. Практическая работа в этих лабораториях позволила курсантам проводить самостоятельную диагностику исправности цепей систем управления КР и ЗУР. В июле 1963 года приказом ГК ВМФ начальником кафедры был назначен старший преподаватель радиотехнического факультета ВМАКВ им. А.Н.Крылова к.т.н., доцент капитан 1 ранга А.Р. Глушков, имеющий большой опыт педагогической и специальной подготовки. Пополнили ряды преподавательского состава капитан 1 ранга В.К. Слесарь, капитан 3 ранга В.Ф. Ситов, капитан 3 ранга В.С. Говоров, капитан 3 ранга В.П. Щербицкий. капитан 3 ранга Ю.А. Лаврентьев и  инженер лаборатории Л.М.Старовойтов.   В этот же период (1963— 1974 гг.) на кафедре РТС РО были успешно защищены кандидатские диссертации старшими преподавателями капитанами 2 ранга Л.А. Симховичем и  В.С. Кропачёвым, а В.С. Говоров получил ученую степень доктора технических наук. Преподаватели кафедры  подготовили  11 учебных пособий и 1 учебник. Большую роль в повышении качества обучения курсантов-прибористов сыграли преподаватели кафедры капитаны 3 ранга Е.А. Кондратенко, Е.Д Кудрявцев и Ю.В. Свечников, майоры В.А. Вишневский и Т.С. Тарлецкий, инженеры лаборатории Л.М. Старовойтова, В.М. Тылкин, а также лаборанты – А.И. Головашкин, мичманы Н.Г. Туев, С.И. Карпов, В.И. Романчук, Б.Ф. Бегинин, П.Ф. Деев, Н.И. Кулкин. Часть выпускников училища 1959— 60 годов была назначена на должности в научно-исследовательские организации, на ракетные полигоны и  в военные приёмки. Так, пройдя путь от лейтенанта до генерал-лейтенанта, Гавриил Григорьевич Кудрявцев стал начальником Новоземельского ядерного полигона. Контр-адмиралом стал Сергей Иванович Чирков,  возглавив 6-е управление ВМФ СССР.  Лейтенант В.П. Гордовский, пройдя службу в НИЧ Новоземельского ядерного полигона, в дальнейшем стал капитаном 1 ранга и возглавил военную приемку в РФЯЦ — ВНИИЭФ. Его однокашник контр-адмирал В.П. Перцев стал начальником 12 ЦНИИ     МО РФ. В  1960— 62 гг. около половины выпускников училища были назначены в части организуемых РВСН, где им пришлось осваивать новое для них оружие и организацию. Нужно отдать  должное,  в дальнейшем большинство из них  добились значительных успехов в  службе и карьерном росте.   Первые выпуски ракетчиков 1958— 1959 гг. и начала 60-х годов очень трудно квалифицировать по конкретным областям деятельности. Независимо от места службы они были первыми, кто эксплуатировал и осваивал ракетную технику на флотах, участвовал в полигонных и корабельных испытаниях, откомандировывался на предприятия для помощи военпредам - «артиллеристам», не имевшим в то время подготовки по ракетному профилю. Молодые лейтенанты приглашались нештатными советниками для проведения семинаров с руководством штабов флотов и их ракетно-артиллерийских управлений. Они же участвовали в разработке новых образцов оружия в конструкторских организациях, анализируя результаты опытных стрельб новыми образцами оружия. Прекрасное математическое и инженерно-техническое образование делало их незаменимыми во всех областях использования ракетного оружия. Многие выпускники тех лет плавно переходили на работу в научные и конструкторские организации, учебные заведения и центры, управления и штабы флотов.  И это не удивительно. Выпускники —  «шестидесятники» работали над дипломными проектами 6 месяцев. Перед этим проходили преддипломную практику в ведущих НИИ, КБ и на ракетостроительных заводах Советского Союза. Далее следовала стажировка в должностях командиров групп управления и даже боевых частей II на кораблях и подводных лодках флотов. Многие дипломы тех лет по сегодняшним меркам могли бы рассматриваться как кандидатские диссертации.  Материалы данного издания являются наглядным свидетельством справедливости высказывания об универсальности деятельности выпускников 60-х годов. На флотах, полигонах, ракетных базах, в штабах, научных центрах в те годы ракетной техникой занимались артиллеристы, торпедисты, штурманы, выпускники командного профиля; переодетые в морскую форму выпускники университетов, политехнических, авиационных и иных специализированных вузов. Ракетный факультет Военно-морской академии выпускал два-три десятка специалистов в год, что было каплей в море потребностей в специалистах-ракетчиках. И все эти бреши достойно закрывали выпускники ЧВВМУ — молодые лейтенанты —  «шестидесятники».

 

Первый адъюнкт училища  кап л-т Б Максимов (в центре).

 

Знаменная группа

В ноябре 1961 года училищу вновь выпала честь участвовать в параде на Красной площади.  В сентябре началось формирование парадного полка. Ввиду ранения, полученного в годы Великой Отечественной войны, вице-адмирал А. В. Кузьмин не мог возглавить парадный полк. Его возглавил на параде контр-адмирал 3. В. Еремеев. Подготовка к параду проходила по уже отработанной методике. И хотя курсанты 1961 г. знали о первом параде 1953 г. лишь по рассказам участников и экспозиции музея училища, опыт подготовки и проведения парада 1953 г. использовался полностью. По установившейся  традиции курсантов повели на экскурсию в Мавзолей Ленина – Сталина. В это время (17-31 октября) в Москве проходил ХХII съезд КПСС. Решением съезда за одну ночь тело Сталина было вынесено из Мавзолея и захоронено у Кремлёвской стены, а на фасаде появилась новая (старая) надпись «Ленин». Таким образом, курсанты ЧВВМУ оказались в числе последних посетителей Мавзолея Ленина – Сталина.Оценка прохождению полка была дана высокая, а командующий войсками Московского военного округа объявил всему личному составу полка благодарность. В ноябре—декабре 1961 г. была проведена научно-историческая конференция курсантов, на которой были заслушаны доклады о роли надводных кораблей и подводных лодок, береговой артиллерии, авиации и сил противовоздушной обороны, сухопутных войск и гражданского населения в героической обороне Севастополя. Прошло расширенное юбилейное заседание совета училища, посвященное 20-летию героической обороны Севастополя. 8 ноября 1962 г. весь личный состав ЧВВМУ вместе с моряками Черноморского флота широко отметил этот первый юбилей. В адрес училища поступили поздравления от командования флотов, военно-морских училищ, бывших воспитанников. В числе гостей было много первых выпускников 1941 г. 10 ноября 1962  года состоялось торжественное празднование 25-летней годовщины училища, в процессе которого была открыта мемориальная доска Героев Советского Союза, воспитанников и выпускников училища, удостоен­ных звания героев в годы Великой Отечественной войны. 11 ноября 1962 года в торжественной обстановке на позиции быв­шей 14-й береговой батареи   была открыта мемориальная доска. Открытие мемориальной доски, произведенное по специальному реше­нию Севастопольского горисполкома, есть признание ратных заслуг лич­ного состава 14-й батареи перед Родиной.  В акте торжественного открытия мемориальной доски героям Вели­кой Отечественной войны мы видим преемственность боевых традиций для курсантов училища. К началу 60-х годов был окончательно сформирован градостроительный комплекс учебного военного городка.  Вход в училище осуществлялся через парадные ворота и КПП, где круглосуточно неслась вахта, действовало бюро пропусков. Вторые хозяйственные ворота к западу от парадных  служили для решения всех хозяйственно-бытовых  задач.    Главным зданием училища был  учебный корпус. Он же являлся и главным административным  зданием училища. Центральный трехэтажный учебный корпус  П-образной формы на 100 метров вытянулся  с севера на юг и лицевой стороной выходил на строевой плац. Два его крыла, северное и южное,  были ориентированы  строго на восток. В центральной части учебного корпуса на втором этаже  размещался кабинет начальника училища, здесь же располагались политотдел, учебно-методический отдел и целый ряд общеобразовательных кафедр, библиотека, секретная часть и учебные  классы.В фойе первого этажа, как положено в штабах воинских частей,  установлено знамя полка (училища),  кстати, часовым поста № 1 у знамени училища мог быть только отличник учебы. В учебном корпусе каждый класс имел свое постоянное классное помещение, где курсанты проводили большую часть  времени. Курсантский класс ничем не отличался  от школьного, только вместо школьных парт на двух учащихся там стояли конторки на трех курсантов. Конторки — это большие, высокие деревянные столы с наклонной к сидящему  поверхностью. Верхняя наклонная часть конторки свободно поднималась вверх, и внутри стола образовывалось достаточно объемное пространство для учебников, книг и других курсантских принадлежностей.  За каждой конторкой свободно размещались три курсанта.В учебных классах  курсанты находились ежесуточно 8-9 часов, слушали лекции по общеобразовательным дисциплинам, готовились к зачетам и экзаменам, проводили часы самоподготовки. В учебном корпусе располагались и общеобразовательные кафедры: марксизма-ленинизма, электротехники, физики, математики, сопромата, химии, общевойсковые кафедры, ОМП, начертательной геометрии и др.   Учебно-лабораторный комплекс  ЛК-1 размещался  к северу от  учебного  и представлял собой комплекс зданий с  огражденным двором, к нему примыкал и  закрытый спортивный зал. Лабораторный комплекс № 1 стал секретным со дня основания, и попасть в него можно было только по пропускам. В аудиториях и лабораториях ЛК-1 размещались «мозги» всего учебного процесса: кафедры аэродинамики, материальной части ракет, систем управления ракетной стрельбой и др. Здесь же находились лаборатории с макетами ракет  различных типов, тренажеры, стенды и другое учебное оборудование. Второй учебно-лабораторный корпус ЛК-2,  расположенный ближе к мысу, вместе со столовой замыкал комплекс всех  училищных строений. Это двухэтажное здание, фасадом выходящее на центральную аллею, имело  два крыла со своими  входами. В нем размещались кафедра радиоэлектроники и кафедра ТАР (теории автоматического регулирования).    Логическим завершением  строительной части  военного городка являлась небольшая клумба, в центре  которой на постаменте  был установлен памятник Ленину. Вождь мирового пролетариата  вытянутой вперед рукой как бы указывал  нерадивым курсантам их дальнейший путь, показывая  на выход из училища.Напротив учебного корпуса стоял трехэтажный П-образный жилой корпус, где размещались курсантские казармы, командование факультетов, хранилось оружие, были оборудованы различные бытовые помещения.Первый факультет занимал центральную часть корпуса, второй —  северное крыло,  а береговой факультет размещался в южном крыле. Между учебным и жилым корпусом  находилось большое асфальтированное пространство —  плац, разделенный на две части, восточный парадный и западный строевой.  По центру  плаца с юга на север  проходила дорога, как бы разделительная линия, разделяя учебную часть и жилую. Дорога в северной части упиралась в  клумбу с памятником  Ленину.Парадный плац (адмиральский)  занимал все пространство перед учебным корпусом и в основном предназначался для официальных и торжественных построений: строевых смотров, репетиций парадов, выпускных торжеств,  поздравлений, принятия присяги, ежедневного развода дежурной службы училища. Вдоль западного фасада учебного корпуса  установлены бюсты 13 офицерам, которым  в годы Великой Отечественной войны было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

 

Учебный  корпус 60-е годы.  

 

1. Капитан-лейтенант Ботылев Василий Андреевич.

2. Лейтенант Левин Дмитрий Павлович.

3. Капитан 2 ранга Кананадзе Александр Георгиевич.

4. Капитан 3 ранга Шенгур Иван Петрович.

5. Капитан 1 ранга Дьяченко Федор Сергеевич.

6. Капитан-лейтенант Черцов Андрей Ефимович.

7. Капитан 3 ранга Глухов Дмитрий Андреевич.

8. Старший лейтенант Абдрахманов Асаф Кутдусович.

9. Капитан 1 ранга Великий Виктор Иванович.

10. Старший лейтенант Подымахин Матвей Прокофьевич.

11. Капитан Калинин Дмитрий Семенович.

12. Старший лейтенант Рогачевский Георгий Алексеевич.

13. Генерал-майор Томжевский Валентин Станиславович.

 

Территория плаца была размечена белой краской, каждому факультету и каждой роте здесь для построения отводилось свое место. Строевой плац находился западнее парадного и по площади был чуть больше адмиральского. На протяжении пяти лет он становился для каждого и строевым плацем, и спортплощадкой, и местом отдыха и прогулок.  Ежедневно, семь раз в день, на плацу проходили различные построения, разводы, осмотры. Строились поротно и пофакультетно,  фронтом к  памятнику  П.С. Нахимова.  Было четыре основных места, где курсанты проводили большую часть своего времени: казарма, учебный класс, столовая и плац.   В центре строевого плаца, больше похожего на  большую асфальтированную площадь,  располагалась небольшая клумба, где был установлен  памятник русскому флотоводцу адмиралу П.С.Нахимову. В училище не ослабевало внимание к развертыванию рационализаторской и изобретательской работы, вовлечению курсантов в научное общество. Если в 1961 г. в работе научного общества курсантов приняли участие всего 50 человек, то к исходу 1962 г. их число возросло до 181. В 1962 г. было подано 103 рационализаторских предложения, из них 91 было рекомендовано к внедрению. Лучшими рационализаторами были признаны Б. А. Топор, Л. А. Симхович, А.Ф. Воробьев. В 1962 г. в училище проводился первый набор адъюнктов — будущих преподавателей и научных работников. Ст. лейтенант  Борис Максимов был приглашен командованием для поступления в адъюнктуру с должности начальника лаборатории автопилотов ракетной базы Балтийского флота через два года после окончания училища. Б. Максимов, потерявший родителей в ВОВ, окончивший Ленинградское нахимовское училище с золотой медалью, победитель ленинградских городских олимпиад по физике, математике и истории, запомнился преподавателям ЧВВМУ им. Нахимова своей прекрасной учебой и активной общественной работой. Командование не ошиблось в своем выборе. Ст. лейтенант Максимов — самый молодой адъюнкт, самый молодой преподаватель училища — за три года написал и защитил кандидатскую диссертацию, ставшую эскизным проектом гироскопической платформы автопилотов, создаваемых московским КБ п/я 1408. Преподаватель «Теории систем автоматического управления ракетным оружием», которую он читал для всех классов «прибористов», мало чем отличался от своих учеников — курсантов. Разве что формой одежды. Молодой, энергичный, полный идей и планов, доброжелательный, общительный, прекрасный педагог и методист, Боря Максимов был кумиром курсантов училища, которые ласково называли его «голубоглазым гением». Но именно этот демократизм, уровень интеллекта, нестандартное для военного человека поведение вызывали ревностное неприятие его личности и манеры общения со стороны некоторых начальников и сослуживцев. Особенно это проявилось после появления в 1963 году в «Красной звезде» статьи Ивана Митрофановича Панова «Из породы одержимых». Будущий генерал-лейтенант, редактор газеты «Красная звезда», руководитель коллектива, подготовившего Закон о печати, положивший начало свободе слова в СССР, И. Панов представил широкой публике страны Бориса Максимова как одаренного человека и будущего ученого. Этого многие не могли простить. Он был организатором карнавалов, КВНов, литературных диспутов и вечеров, активным участником шефства над пионерским лагерем «Артек», руководителем научного общества курсантов кафедры систем управления оружием, инициатором межвузовских научных семинаров по теории сложных систем с участием ученых СПИ, МГУ, Института механики АН СССР — таков в общих чертах портрет кандидата технических наук, будущего доцента по кафедре «Автоматика и вычислительная техника», бывшего нахимовца и курсанта училища им. П.С. Нахимова Бориса Всеволодовича Максимова. В те годы в училище не было необходимых учебников. Борис Всеволодович подготовил лекции по разделам: «Автономное управление», «Телеуправление», «Самонаведение», «Инерциальные системы» в едином методическом плане теории автоматического управления. В последующие годы, будучи преподавателем кафедры «Автоматики и вычислительной техники», он  по указанию командования  совмещал педагогическую деятельность с должностью начальника вычислительного центра училища. Перед ним была поставлена задача — организовать строительно-монтажные работы по замене устаревшей вычислительной техники с параллельной заменой персонала, неспособного  эксплуатировать новую технику,  — задача, которую он успешно решил. Пройдя путь от адъюнкта — ст. лейтенанта –– до к.т.н., доцента — капитана 1 ранга, он подготовил пособия и читал курсы по «Основам вычислительной техники», «Счетно-решающим приборам», «Элементам автоматики», «Специализированным цифровым вычислительным машинам», «Программированию», «Эргономике». Реклама:

  Все отзывы о компании study.ua. Оставляют о стажировке в Праге.

Молодость, личность, профессионализм Бориса сами по себе являлись факторами воспитания воинов-ракетчиков, как наглядный пример качества обучения курсантов в родном училище. Одновременно с Б. Максимовым в адъюнктуру первого набора был принят командир БЧ-2 подводной лодки, производившей первые испытания баллистических ракет, —  кап. 2 ранга Игорь Валентинович Мошкович. В 1962 г. в училище был организован курсантский театр эстрадных миниатюр (КТЭМ). Его основатели и первые актеры— курсанты Игорь Маркевич, Владимир Елизаров, Валерий Каганович и Эдуард Чухраев — писали миниатюры, ставили их и сами были исполнителями. Темы для миниатюр в основном брались из курсантской жизни. Главным драматургом и нештатным руководителем театра был Игорь Маркевич. Впервые театр выступил перед курсантами 8 ноября 1962 г., в дни юбилейного праздника училища. Затем он показывал свое мастерство на всех сценах Севастополя, в Матросских клубах и Домах культуры, институтах области, на  крымском телевидении. Это был действительно самодеятельный театр, где репетировались и ставились целые программы, изготовлялись бутафория, декорации. Характерно, что первую основу театра, как и последующие, составляли энтузиасты. Когда в 1964 и 1965 гг. на флот ушел первый состав театра, на его сцену пришли новые курсанты-активисты.  Среди них прежде всего следует назвать Александра Бондарева —  талантливого самодеятельного актера, а также Владимира Башкирцева, Владимира Зубкова, Анатолия Чистякова, Сергея Колесникова, Юрия Гусева. Музыкальное оформление спектаклей театра осуществлял курсантский эстрадный оркестр под руководством Геннадия Баранова. Это был по-настоящему увлеченный человек. Он сам писал музыку, расписывал оркестровку, играл на всех музыкальных инструментах. И несмотря на большую загруженность, Г. Баранов никогда не отставал в учебе. Затем достойной заменой ему стал курсант Георгий Родителев. Впоследствии Игорь Маркевич стал известным драматургом, создавшим целый ряд великолепным комедийных и драматических произведений, среди которых драма  «И смех, и слезы Херсонеса» получила международное признание. Он — автор целого ряда текстов для песен. В содружестве с композитором  кап. 2 ранга Яковым Машарским они создали замечательную песню «Что тебе сказать про город мой»,  ставшую визитной карточкой города-героя Севастополя.

 

 Секретарь комсомолкой организации училища ст. л-т Э.Чухраев.

Эдуард Максимович Чухраев прошел путь от лейтенанта, секретаря комитета комсомола корабельного факультета, помощника начальника политотдела по комсомолу ЧВВМУ,  до контр-адмирала и окончил службу первым заместителем начальника политического управления ТОФ. Он член — корреспондент Петровской академии наук и искусств, академический советник Российской инженерной академии, автор 20 учебно-методических пособий и более 30 публикаций по вопросам образования. В течение 10 лет Эдуард Максимович вел авторскую передачу на Приморском радио «Под Андреевским флагом». Написал книги: «Небываемое бывает», «Адмирал Петр Великий», «Генерал-адмирал Апраксин». В 2011 году  в соавторстве с адмиралом Хмельновым И.Н. выпустил книгу  об истории освоения и современных проблемах Тихого океана  «Великий (Тихий) океан России». Эдуард Максимович —  активный участник проекта создания настоящего энциклопедического издания. Очень интересно проходили  курсантские вечера иностранных языков, организуемые кафедрой иностранных языков. Ежегодное проведение их стало традицией. Один из вечеров на английском языке был посвящен жизни и творчеству великого драматурга Вильяма Шекспира. С докладом, получившим высокую оценку, выступил курсант Анатолий Болмасов. Анатолий серьезно увлекался английским языком, это позволило ему на выпускном курсе успешно сдать специальный экзамен государственной комиссии и получить квалификацию военного переводчика. В 60-е годы начали выстраиваться  шефские связи училища с  предприятиями, организациями  и  детскими оздоровительными учреждениями Крыма. Всесоюзный пионерский лагерь «Артек», который находился в Гурзуфе, недалеко от Ялты, стал одним из них.  В то время «Артек» был структурным подразделением комсомола и находился под управлением ЦК ВЛКСМ. Официально ЧВВМУ над  «Артеком» не шефствовало, но по линии личных контактов комсомольских вожаков училища и детского лагеря эти связи были крепкими, разнообразными и во благо курсантам, пионерам и вожатым одновременно.   Одним из инициаторов установления и поддержки добрых связей училища и «Артека» долгое время был молодой и способный офицер Борис Максимов, у которого в «Артеке» оказалось много друзей —  бывших пионерских вожатых, ставших руководителями здравницы.За право поехать в «Артек» было развернуто настоящее соревнование. Это право получал лучший в учебе и дисциплине курсантский класс. Популярный фестиваль курсантских талантов ежегодно выявлял певцов, музыкантов, чтецов, танцоров.  Победители фестиваля  тоже получали своеобразные премиальные поездки в «Артек». Часто туда выезжал  курсантский театр эстрадных миниатюр. Руководство лагерем присылало в Севастополь  два автобуса для  50-60 курсантов. В пятницу вечером счастливчики выезжали и поздно ночью в воскресенье возвращались. В главной пионерской здравнице страны курсанты не только отдыхали, но и проводили полезную и важную шефскую работу с пионерскими отрядами: конкурсы строевых песен, рассказы о морской истории, о Военно-Морском Флоте, о традициях военных моряков, о городе-герое Севастополе, занятия по морской практике (учили вязать морские узлы, управлять шлюпкой и т.п.). Пожалуй, самым приятным в этих поездках были совместные с   пионервожатыми (а это были в основном молодые и красивые девушки) вечера отдыха. Они начинались после официального отбоя,  и часто оканчивался под утро. Курсантские смекалка и таланты сочетались с девичьим задором и находчивостью, и  в результате, весело и познавательно проходили совместные конкурсы, викторины и, конечно, концерты, песни и  танцы.   Но утром, к подъему, все курсанты вместе с пионервожатыми должны были обязательно бодрыми появиться в своем пионерском отряде и провести с ним в работе весь день.

            

             Приглашение курсанта ЧВВМУ в «Артек». 

 

 Группа курсантов с руководителями «Артека».

 

  Курсанты ЧВВМУ в «Артеке».

        «Артек» для курсантов был особой, приятной и веселой отдушиной от повседневной военной жизни и монотонной учебы. Поездка туда и время, проведенное в «Артеке», оставались в памяти на всю жизнь 27 августа 1963 г. в училище прошла встреча курсантов с летчиком-космонавтом Героем Советского Союза подполковником П. Р. Поповичем. Космонавт рассказал  о системе подготовки летчиков и космонавтов, поделился своими впечатлениями о полете в космос. В 1963 году в училище прибыли студенты из Московского авиационного, Ленинградского политехнического, Свердловского политехнического, Казанского авиационного  института. Они  были зачислены на второй курс ЧВВМУ, учились по специальной программе и окончили училище в 1966 г.  Ряд выпускников училища 1964 года были назначены на должности в научно-исследовательские институты, на ракетные полигоны и  в военные приёмки. Большой отряд молодых офицеров убыл  осваивать новые береговые ракетные комплексы на Север и Дальний Восток.  Среди них  был лейтенант Скуратов Иван Сидорович, окончивший училище с золотой медалью. Пройдя путь от лейтенанта до генерал-полковника,  Иван Сидорович стал видным  советским и российским военным деятелем. Проходил службу на всех командных должностях в береговых Ракетных войсках и в Морской пехоте. В 1995 г. находился с подразделениями береговых войск ВМФ в Чечне. После окончания военно-морской академии им. Н. Г. Кузнецова, он окончил Академию Генерального штаба, стал доктором  военных наук, почетным   членом Международной академии информатизации, членом Российской академии военных наук.  Генерал И.С. Скуратов впервые в ВМФ разработал теоретические основы строительства, подготовки и применения береговых войск  в целом и их родов как цельную, научно обоснованную теорию, не потерявшую и ныне своей актуальности и значимости. Научные разработки он воплотил в конкретную современную организационную структуру войск, реальную боевую подготовку, новые способы и тактику действий Морской пехоты ВМФ, оснащение её современным вооружением. Генерал И.С. Скуратов для Морской пехоты ВМФ такая же заслуженная личность, какой был для ВДВ генерал армии, Герой Советского Союза В.Ф.Маргелов. Другой выпускник училища 1964 года  Потапов Виктор Алексеевич от лейтенанта до полковника проходил службу в действующих войсках на Северном и Черноморском флоте. Он первым осваивал  новые береговые ракетные комплексы, испытывал новое современное  оружие на полигоне в Джафаре. После окончания   военно-морской академии имени А.А. Гречко командовал 362 ОБРП. В период 1977— 84 гг. полк пять лет подряд был отличным и передовым в ВМФ, трижды владел при­зом ГК ВМФ «За ракетную стрельбу». В.А. Потапов —  кавалер ордена «За службу Родине в ВС СССР», досрочно получил звание полковника. Был делегатом XXVI съезда Коммунистической партии Украины. Окончил службу  в 1992 году начальником ка­федры БРАВ  родного училища. Он соавтор фундаменталь­ного учебника «Тактика БРАВ ВМФ».  И.С.Скуратов и В.А.Потапов сейчас передают свой богатый опыт молодому поколению, они являлись активными участниками проекта создания энциклопедического издания «ЧВВМУ им. П.С.Нахимова. История. Люди. События». 

2. Повседневная жизнь курсанта ЧВВМУ.

Родным домом  для курсанта в течение пяти лет становилась общевойсковая казарма, или, как было принято говорить, ротное помещение. Ротное помещение — это, в первую очередь, огромная общественная спальня вместимостью двести человек, разделенная стеной на две части. В одной части спальни  одна рота (курс), в другой — другая. Кроме этого, на этаже находились   баталерка-кладовая, кабинет командира роты, оружейная комната, туалет, курительная, умывальник и ленинская комната. На каждом этаже размещались две роты или два курса. В каждой роте, как правило, было  три класса, каждый из которых имел свой номер. Аббревиатура  расшифровывалась просто ––  к примеру,  351-й класс. Третий факультет, пятый курс, первый класс. Или 153-й – первый факультет, пятый курс, третий класс. Каждая рота занимала половину одного этажа. На первом этаже размещалась рота первого курса  и третьего, на втором — четвертого и второго. Гардемарины (курсанты пятого, выпускного, курса) размещались отдельно на третьем этаже. Туда проход курсантам младших курсов был категорически запрещен. Замкомвзвода определял для каждого место в спальном помещении: кровать и тумбочку (на двоих - для предметов повседневной жизнедеятельности), а также показывал, как заправлять постель, укладывать одежду на стул возле кровати и где должно лежать все остальное вещевое довольствие — в «рундуке», продолговатом металлическом шкафу.

 

 Спальное помещение

Особое внимание обращалось на заправку постели, за малейшую неаккуратность   следовало наказание. Заправка постели требовала не только умения, но и быстроты. Поэтому не случайно в классах и ротах проводились соревнования и конкурсы на лучшую заправку постели. Вообще кровать  в какой-то мере была неприкасаемой,  как  священная корова в Индии. В повседневной жизни на постель нельзя было садиться (для этого у каждой кровати стояла табуретка), ни тем более лежать, кроме как раздетым, во время отдыха.  Кровать заправлялась с утра с особой тщательностью, боковинки одеяла  выравнивались деревянным  шаблоном. И в этом положении кровать должна была пребывать до отбоя. Сесть даже на ее краешек запрещалось. В конце августа текущего года  недавние абитуриенты очередного набора при торжественном построении всего училища принимали военную присягу. После этой клятвы, они становились полноправными курсантами 1-го курса. Младший командный состав  взводов (командиры отделений) назначался из числа самих курсантов. На первом курсе заместителями командиров взводов  были курсанты старшего курса, старшиной роты пятикурсники. Каждое утро в 7.00 по команде дежурного курсанты покидали свои постели и выбегали строиться на утреннюю физзарядку. Десятиминутная пробежка под музыку по территории училища и комплекс физических упражнений на плацу – и так почти 330 дней в году. Зимой –– в робах, летом –– в трусах. Утренний гул от  топота полутора тысяч курсантских кирзовых ботинок разносился далеко за пределы училища. Затем — утренний туалет, заправка постелей, уборка помещений, чистка ботинок и т.д. Второе построение на плацу — на утренний осмотр и завтрак. Руководит движением  по плацу дежурный одного из факультетов. По команде старшин рот  поротно строевым шагом  все  направлялись на завтрак в столовую. После завтрака  взвод строем в составе роты иногда с песнями шел на занятия в учебный корпус. В послеобеденное время — часовой отдых, чистка оружия (за каждым были закреплены автомат и противогаз) и самоподготовка, во время которой готовились к очередным занятиям. В это же время работали различные спортивные секции. Личное время отводилось после ужина. Вечером каждый мог заниматься своими делами, но обязательно должен был привести в порядок свою форму: почистить брюки, робу, пуговицы на бушлате и пряжку ремня. В это же время проводились различные  культурно-массовые мероприятия. По установленному  порядку перед каждым мероприятием, а также перед  утренней и вечерней поверкой рота строилась в коридоре напротив своего спального помещения.  В это время доводили  различного рода указания или проводили очередной «воспитательный» сеанс с нарушителями дисциплины или распорядка дня. Завершающим мероприятием дня была вечерняя прогулка во дворе училища строем с песнями.  В воскресенье и в праздничные дни  время подъема и отбоя сдвигались на один час. Иногда все училище поротно с оркестром совершало строевую прогулку по проспекту Гагарина.  Это необычное зрелище  вызывало у горожан повышенный интерес, люди  выходили на улицу, заполняли тротуары,  приветствовали и подбадривали проходящих в  колоннах курсантов.

                                                                 * * *
             Вторым по значимости местом для курсанта была столовая. Просторное помещение  вместимостью до полутора тысяч человек, внешне больше походило на дворец с двумя парадными  пристройками и высоким  деревянным шпилем на крыше перед входом.  Перед обедом  училищный духовой оркестр часто исполнял  строевые марши. Начищенные с  вечера  до блеска и сверкающие на солнце  медные трубы оркестрантов кадровой роты придавали обеду особую торжественность. В просторном обеденном  зале, больше похожем на бальный зал дворца, четырьмя рядами размещалось более ста столов на 10 посадочных мест каждый. Каждый факультет, каждая рота имели свое место. Перед посадкой  за столы  в зале стоял невообразимый гул. Если при движении в строю разговаривать не разрешалось, то после команды: «По одному в столовую марш!» –– помещение наполнялось гулом голосов.     

 

  Прием пищи в столовой училища

  Во время репетиции духового оркестра  кадровой роты

На столах уже стояла холодная закуска, нарезанный хлеб был разложен в хлебницы из расчета на несколько человек. Обслуживали столы официантки, и с приходом курсантов они быстро разносили  тарелки с блюдами. Меню завтрака, обеда и ужина было достаточно разнообразным.  Почти все подаваемые блюда были искусно приготовлены, редко кто оставлял еду в тарелке. Только «шрапнель» (перловку)  ели  без особого аппетита. Хлеб (а он был черный для закуски и первого блюда  и белый для второго и третьего) был таким вкусным, что его можно было есть отдельно, без всяких блюд. Курсантская норма  довольствия почти не  отличается от офицерской. В рацион входили мясо, рыба, картофель, свекла, морковь, хлеб ржаной и  пшеничный, колбаса, масло сливочное, разные рыбные консервы, молоко цельное сгущенное с сахаром, молоко коровье, сыр плавленый, сметана, соус томатный острый, шоколад тугоплавкий, соки плодовые и ягодные, повидло фруктовое (джем), кофе натуральный растворимый, чай растворимый с сахаром, соль пищевая, сухие фрукты  и т.д. Нормой была предусмотрена порция мяса ––  200 граммов в день  на каждого курсанта. На полторы тысячи курсантов  это составляло  300 кг мяса в сутки. Плюс кадровая рота и  мичмана, стоявшие на суточном довольствии. Суточная потребность в мясе составляла одну-две коровьи туши. И так  изо дня в день.  Курсантский потребительно-пищевой комбинат перерабатывал в сутки более 2-х тонн различных продуктов. Кормили хорошо, любимыми блюдами были макароны по-флотски, гречка и  рис с мясом,  компот. По праздникам ––  яйцо, сыр голландский, сырокопченая колбаса, яблоки, виноград, апельсины, пирожные, пирожки с начинкой, конфеты и другие сладости. Суп с перловкой,  геркулесовая каша, тушеная капуста  особым спросом у курсантов не пользовались. В течение пяти лет каждый курсант в среднем съедал:  хлеба белого и черного — 1072 кг,  мяса  — 350 кг,   сахара — 115 кг, масла сливочного — 90 кг,  картофеля —  1990 кг, круп разных — 1200 кг,   рыбы жареной или консервы  — 412 кг. В этот же период каждым курсантом было выпито 330 литров, или 1320 стаканов компотов и  660 литров, или 2640 стаканов чая.Для приготовления  такого количества пищи  наряду со штатными поварами привлекались матросы кадровой роты и курсанты младших курсов. В соответствии с графиком ежедневно один курсантский класс в 5.00 поднимался с постелей и отправлялся в столовую на  чистку картошки. Предстояло до завтрака почистить до тонны картошки.      Со временем, когда количество официанток  сократили,  горячую пищу в котелках на 10 человек стал приносить дежурный по столу. Он же  был обязан  разливать горячую  пищу по тарелкам. Эта миссия была почетной, так как именно ему в этот день предоставлялось право выбора,  кому достанется косточка с мясом.  Время приема пищи было ограничено. После команды: «Встать! Выходи строиться!» необходимо было закончить есть, выйти и стать в строй. Замешкался, заболтался, не успел съесть второе или  третье –– твоя вина.   В курсантской среде компот — дефицитное блюдо. В спорах компот чаще всего фигурирует в качестве средства расчетов. Особенно сытно и вкусно кормили в праздничные дни, а иногда и в воскресенье. В праздничные дни во время обеда в столовой играл духовой оркестр кадровой роты.

                                                                      * * *

 Основным занятием  курсантов была  учеба. Общеобразовательными дисциплинами, составляющими первый год обучения,  были высшая математика, электротехника, история, химия, физика, начертательная геометрия, иностранный язык, защита от ОМП, военная топография, строевая, стрелковая и физическая подготовка, воинские уставы и др. В советское время  ракетное вооружение  Военно-Морского Флота  СССР было окружено сплошной завесой секретности, куда большей, чем вооружение Сухопутных войск или ВВС. Гриф «секретно» был поставлен на всех изданиях, где приводились характеристики орудий, мин и торпед.

 

  В секретной части

На третьем курсе, преодолев порог общеобразовательной высшей школы,  начинали изучение  специальных дисциплин и каждый получал секретный чемодан с металлической печатью. Курсанты 1-го  и 2-го  курсов всегда с завистью смотрели на старшекурсников,  которые  в свободное от учебы время в курилке, на плацу или спортивной площадке жонглировали  металлической печатью. Печать хранилась в кармане, и,  чтобы не потерять, ее прикрепляли  шнурками или металлическим цепочками к брюкам. Утром перед занятиями по специальному жетону каждый  получал свой секретный чемодан, а после занятий сдавал его в секретную часть. В чемодане хранились различные секретные документы, рабочие тетради, наставления, учебники, схемы, чертежи. Хранить в нем несекретные документы  или какие-либо вещи было категорически запрещено. Дважды в сутки надлежало проверять наличие секретных документов и делать запись в описи. Так с третьего курса курсантов приучали к работе с секретными документами.

                                                                     * * *

В выходные и праздничные дни  разрешалось увольнение в город до 24.00, однако, не всем, а только не имевшим  задолженностей и нарушений воинской дисциплины. В 60-е годы между гражданскими и курсантами часто стихийно возникали ссоры.  Севастополь –– морской город, два высших  военно-морских училища. В среду, субботу и воскресенье одновременно «десантировались» в город до тысячи потенциальных женихов. Курсанты посещали разные танцевальные площадки города –– «яму» на Матросском бульваре, танцплощадку на Историческом бульваре, часто Дом офицеров флота.    Именно в этих местах в вечернее время собиралась молодежь Севастополя. Естественно, девушки охотнее  знакомилась с перспективными курсантами, предпочитая их  гражданским парням. Из-за этого возникали ссоры. Часто они заканчивались потасовками, и тут ни милиция, ни военный патруль ничего не могли сделать. Дрались самоотверженно, сходились стенка на стенку: гражданские парни использовали палки и металлические прутки, а курсанты –– флотские ремни с бляхами.  Курсантская солидарность всегда брала вверх. Если гражданские парни цепляли   первокурсника, то остальные  даже с разных курсов набрасывались на обидчиков. В такие вечера в училище возвращались группами, одиноко идущего курсанта гражданские могли сильно избить. К сожалению, такие случаи имели место. Часто после  подобных инцидентов гарнизонная прокуратора  разбиралась с зачинщиками. Отдельных за хулиганство отчисляли из училища, некоторых отправляли  под арест. Иногородние курсанты в дни увольнений  чаще  оставались в училище и ходили на танцы в клуб. Сначала это было одноэтажное деревянное здание, находившееся  за учебным корпусом. В нём не менее двух раз в неделю демонстрировались кинофильмы,  давались концерты артистов и самодеятельности. Часто устраивались вечера отдыха и танцев, на которые каждый курсант имел право пригласить знакомую девушку.  В конце 60-х годов  рядом с центральной проходной был построен красивый современный курсантский клуб.   Училищные вечера отдыха, танцы под духовой оркестр пользовались большой популярностью у девушек Севастополя. Обычно перед началом вечера у входа в училище собирались группы девушек, желающих попасть на танцы. Свободно пройти на территорию училища было нельзя,  и девушки шли на различные уловки: проникали на территорию училища через лазы в заборе, просили незнакомых курсантов провести их на танцы, передавали через забор пригласительные билеты подруг.

 

  Перед танцами в клубе училища

 

 Тренировка сборной  команды 31 роты

 Один-два раза в неделю, в свободные вечерние часы, в клубе училища работала школа танцев (бальных), где опытные специалисты обучали правилам и премудростям академического танца. Наряду с кузницей офицерских кадров училище являлось и кузницей перспективных женихов. Севастополь представлял собой  закрытую военно-морскую базу Черноморского флота. На кораблях, в  частях, штабах и организациях флота  служило около  20 тысяч офицеров. У каждого из них семья, а у половины — дочери. Карьера многих девушек сводилась к одному — выйти замуж за «папе подобного»  молодого лейтенанта. Некоторым  удавалось сразу найти поклонников, но большая часть  девушек,  месяцами  посещала курсантский клуб, оставаясь невостребованной.

                                                                   * * *

           Наряду с общеобразовательными и  специальными дисциплинами в программу обучения  входило и практическое освоение теории —  несение гарнизонной и караульной службы. Каждый  курсантский класс с первого по четвертый  курс  один раз в месяц заступал в караул. С одной стороны, это были практические занятия  по освоению устава гарнизонной и караульной службы, с другой — долг по круглосуточной охране важных объектов (склада боепитания, секретных лабораторных корпусов, знамени училища). В день заступления в караул после обеда уже не учились, а готовились к несению службы: учили уставы, постовые обязанности, готовили форму одежды, чистили табельное оружие, отдыхали. Начальником караула, как правило,  назначался старшина класса, разводящим — один из командиров отделений, в состав караула  входили 15-18   караульных  в зависимости от закрываемых постов. Пост –– это территория с находящимися на ней военными объектами, которые круглосуточно охраняются вооруженным караульным. Основных постов на территории училища было пять. Пост № 1. Знамя училища, расположенное в центральном вестибюле учебного корпуса, право нести караульную службу на посту № 1 имели только отличники учебы. Этот пост был самый почетный, но и самый утомительный. Ходить и даже двигаться караульный поста № 1  не имел права. В течение двух часов часовой стоял  с автоматом на груди: по стойке «смирно», когда кто-то проходит у знамени; по стойке «вольно», расслабив одну ногу,  когда никого не было. 

 Пост № 2.  Лабораторный корпус № 1, вход и  территория вокруг корпуса. На этом посту можно было передвигаться, ходить вокруг корпуса. Днем, во время учебного процесса, пост закрывался, и  постовые отдыхали в караульном помещении.   

Пост № 3.  Лабораторный корпус №  2 и примыкающая к нему территория. Режим несения караульной службы – такой же, что и у поста № 2.

Пост № 4.   Учебный полигон  борьбы за живучесть. Пост был несколько отдален от учебного и жилого корпусов. В зону поста входила территория подсобного хозяйства, расположенного за полуразрушенной береговой батареей.

Пост № 5.  Складские помещения, типография, склад боепитания, вход в караульное помещение. Территория поста примыкала к караульному помещению,  и поэтому при проверках часовой этого поста первым узнавал о прибытии проверяющего.

В будние дни  караульные постов № 2,3,4 и 5  утром после  открытия охраняемых помещений  могли убыть на занятия. В субботу, воскресенье и праздничные дни  караульные всех постов  должны были нести службу до заступления  в караул следующего класса, т.е. до 17-18 часов.Через каждые два часа  производилась смена караульных. Один часовой пост сдавал, другой принимал и так целые сутки. В обязанности разводящего входило производить своевременную смену постовых.   Караульное помещение располагалось в полуподвальном помещении  с тыльной  стороны жилого корпуса. Вход в караульное помещение был строго ограничен,  и только назвав правильный пароль, можно было попасть в помещение караула.  Караульное помещение — три небольшие комнаты, рассчитанные на пребывание 20-25 человек. Это комната начальника караула, общее помещения для бодрствующей смены и помещение для отдыха. Завтрак, обед и ужин доставляли в  походных  термосах, пищу принимали  по очереди здесь же, в общей комнате караула. Для контроля за несением караульной службы начальнику караула выдавался специальный документ ––  постовая ведомость, где указывались фамилии часовых, отмечались все события, произошедшие  за сутки, а также проверяющими делались записи и замечания. Несение караульной службы считалась боевой задачей. На время несения караула выдавались боевые патроны, и, заступая на пост, автомат приводили в боевое состояние. Случалось, что при перезарядке автомата случайно мог произойти выстрел. Это приравнивалось к ЧП, поэтому одной из главных задач начальника караула было сберечь все патроны и не допустить происшествия.  Постовая ведомость документ строгой отчетности, это лицо караула, и записи в нем имеют право делать только начальник караула и прибывшие для проверки офицеры. Проверялся караул несколько раз в сутки: командиром роты, начальником факультета, дежурным  по училищу, и все они должны были, проверив несение службы, найти недостатки и сделать об этом запись.

                                                                    ***

В 1968 году группа курсантов 351-го  класса третьего берегового факультета  выступила с инициативой создания «мичманской комнаты».  Комнаты отдыха, ленинские комнаты на каждом факультете были и раньше, но комната отдыха для мичманов – это было новое. Начинание поддержал начальник факультета полковник Д.А. Гниненко,   и работа закипела.  Была создана рабочая бригада, в которую вошли мичманы Валерий Иванов,  Евгений Хорычев, Михаил Типлицкий, Александр Матвеев, Владимир Бардиер. В свободное время они начали, как тогда говорили, «хозспособом»,  оборудовать мичманскую комнату. Отгородили деревянной стеной часть коридора перед спальным помещением. Образовалась комната метров 25-30 м2 с окном. Заделали  дыры на стене,  поштукатурили неровности, побелили потолок. Дверь сделали раздвижной, на роликах. Стены, до уровня роста  обшили  древесно-стружечной плиткой и покрасили бесцветным лаком, остальную часть стены до потолка заклеили  пенепленом с декоративным рисунком. Тогда этот вид  синтетической отделки только входил с моду.  В работу периодически «встревал» замполит кап. 2 ранга И.А. Горбатенко, который постоянно напоминал, что в комнате отдыха мичманов обязательно должны быть бюст Ленина и доска соцсоревнования! Дальше следовало оформить интерьер комнаты отдыха. Лозунги и картины с портретами вождей  развешивать не стали — художественный совет эту идею сразу забраковал.  Затем способом декоративной лепки  на стене В.Иванов вылепил из гипса огромный иллюминатор, как в глубоководном спасательном  батискафе. А за «бортом» — сидящего на скале Нептуна. На одной из стен  мичман Михаил Теплицкий вылепил барельеф  с изображением мужика в сапогах и косой (береговики), сидящего на берегу, а вдали в море — подводную лодку (подводники). Получилось целое художественное  рельефное панно.  Командир 35-й роты майор О.П.Харитонов принес из дому телевизор, радиоприемник принес мичман В.Бардиер. Установили их на столики, начальник факультета расщедрился и разрешил приобрести  два мягких кресла. К Новому году комната отдыха была готова и приняла первых посетителей.

 

  Комната отдыха мичманов 3-го факультета.

 

     КВН-67 

Теперь в часы отдыха пятикурсники собирались в своей мичманской комнате посмотреть телевизор, поиграть в шахматы или «забить козла». Здесь же формировался новый репертуар для КВН,  проходили репетиции самодеятельности, можно было послушать исполнителей песен Владимира Высоцкого под гитару. Вход курсантов других курсов в мичманскую комнату был категорически запрещен. Естественно, инициатива мичманов-береговиков была подхвачена выпускниками других факультетов. Позже был создан совет мичманской комнаты, который обладал широкими полномочиями: вырабатывал программу деятельности на месяц, проводил заседания судов чести мичманов, контролировал  подготовку к госэкзаменам и написанию дипломов, организовывал различные спортивные  мероприятия  и подготовку к выпускному вечеру. Командование факультета в деятельность комнаты отдыха мичманов не вмешивалось. Так сама обстановка «комнаты отдыха мичманов» способствовала формированию основных человеческих и духовных качеств будущих офицеров: чести и благородства, высокой общей и офицерской культуры,  а у многих уже тогда рождались первые ростки  креативности — способности необычным образом быстро достигать цели, находить выход из кажущегося безвыходного положения, используя  ситуацию, предметы и обстоятельства.  Здесь рождались основы боевой флотской дружбы, взаимовыручки и  товарищества.В выпускных фотоальбомах целого поколения выпускников 60 - 80-х гг.  есть  фотографии с видами мичманских комнат. Традиции «Комнаты отдыха мичманов» сохранялись  на протяжение многих лет.

Продолжение следует

 

   

    Статьи

    Книги

    Труды

    Авторские права

    Научно исследовательская работа

    Международная деятельность

    Контакты

"Тайны Севастополя" Серия из 6 книг ,посвящена 225-летию со дня основания города-героя Севастополя.
 Серия представлена книгами самых разнообразных жанров, от исторических и научно-исследовательских до мемуаров и воспоминаний дипломатов.
  Читателям представлена уникальная возможность впервые ознакомиться с ранее закрытыми или вообще запрещенными к публикациям темами из истории Севастополя и Черноморского флота.

 

 

Как купить 

©2008-2013 Иванов В.Б.  Все права защищены